Илья Одинец - Книги

Условно разумный


Космофантастика, боевик

Илья Одинец. Условно разумный

– Дамы и господа! – зазвучал над ареной голос комментатора. – Добро пожаловать на первый поединок первого тура! Представляю наших участников! Человек из солнечной системы желтого карлика О-15 галактики «Млечный путь» квадрата CR-09/F! Условно разумное существо! Самый опасный хищник своей планеты!

 

 

Эпилог

 

Все это походило на кошмар. Вроде того, который он пережил на арене во время поединка с дисктрой. Только вот зацепиться оказалось не за что.

Андрей приходил в себя медленно и натужно, словно вытаскивал из воды огромную форель. Изо всех сил старался удержать добычу и не позволить ей сорваться с крючка.

Сначала он почувствовал боль. Его тело оказалось свернуто, связано в непонятный узел. Адски болела спина, ребра, ныли колени и ключицы. В голове пульсировала чернота.

Потом боль усилилась –  он вспомнил Илорэль, и взрыв, и стальной взгляд врага.

«Что он с ней сделает?!» – в панике спросил аналитик и тут же заткнулся.

От картины, которая встала перед мысленным взором Андрея, сердце едва не выпрыгнуло из груди.

Семенов дернулся, открыл глаза, и почувствовал, что задыхается.

Он ничего не видел, но то, что ощущало его тело, не радовало. Он находился в тесном стальном ящике. Связанный узлом, сложенный напополам так, что копчиком и ладонями упирался в противоположную от головы стенку. Колени оказались прижаты к подбородку, плечи сложились, ключицы явно были сломаны. Он не мог пошевелиться, не мог нормально вдохнуть. И воздуха не хватало все больше и больше.

«Будь ты проклят! – процедил аналитик. – Ломай эти стены!»

Андрей убрал сломанные ключицы, и вырастил из этих костей две распорки. Одной уперся в одну стену, другой в другую.

«Ноги», – подсказал внутренний голос.

Перераспределяя массу, Семенов уменьшил ноги и одновременно стал наращивать распорки. Ящик не поддавался, но боль уменьшилась – болеть стало нечему.

– Твою мать! – выругался Андрей и закричал: – Эй! Выпусти меня! Есть там кто?

От крика закружилась голова. Судя по всему, ящик был не только очень плотным, но и герметичным, вроде сейфа. И с каждым вдохом кислорода становилось все меньше и меньше.

«Восемь процентов, – холодно напомнил аналитик. – Как только содержание углекислого газа в ящике приблизится к этой цифре, тебе конец».

Сердце застучало. Андрей понял, что находится в ловушке, из которой нет выхода.

«Может, он тебя вообще в открытый космос выбросил», – подсказал внутренний голос.

– Не верю, - шепотом процедил Семенов.

«Тогда перестань паниковать! Когда паникуешь, дыхание учащается, потребляешь больше кислорода, быстрее коньки отбросишь».

Андрей закрыл глаза (все равно в абсолютной тьме он ничего не видел) и задержал дыхание. Затем медленно выдохнул. Медленно. Очень медленно. Снова вдохнул. Совсем чуть-чуть. Задержал воздух в легких, и снова выдохнул.

Вдо-о-ох.

Вы-ы-ыдох.

Вдо-о-ох.

Вы-ы-ыдох.

И чернота.

 

Глава 24

Прощай, человек!

 

О'рдрин очнулся минут через десять после того, как его поместили в какую-то маленькую комнатку. Он разглядел картонные коробки, доверху забитые обрывками проводов, сломанными датчиками движения и прочей ненужной аппаратурой, выбрасывать которую жалко, а утилизация которой стоит слишком дорого, и дверь.

Голова все еще болела, как и тело в местах, куда пришлись удары током, но все остальное оказалось в полном порядке. Капитан осмотрел дверь и рассмеялся. Коронер запер пленника далеко не в герметичном помещении. Внизу двери виднелась решетка вентиляции. У Коронера жил пленный псевдометаморф, которым подменили Семенова, но своего раба «осьминог» держал на лекарствах и наверняка не знал до какой степени псевдометаморфы могут трансформировать тело. К тому же за час до финальной схватки у Коронера были дела поважнее разборок со старым врагом, и бывшего капитана «Грога» заперли в подсобке, а вентиляционную решетку не учли или не разглядели.

Тем лучше.

О'рдрин лег на живот и закрыл глаза. Тело, подчиняясь мысленной команде, стало трансформироваться: кости растаяли, вытянулись, кожа растянулась, руки и ноги слились с туловищем, тело превратилось в длинную сардельку, состоящую практически из одних мышц.

Капитан открыл глаза и змеей подполз к решетке. Медленно он протиснул голову в крохотное квадратное отверстие и стал, как гармошку, подтягивать к выходу остальное тело, одновременно возвращая первоначальные пропорции голове, которая уже находилась снаружи. Спустя три минуты тело полностью перетекло в коридор.

– Я тоже не повторяю дважды, – усмехнулся О'рдрин, поднимаясь. – Видящий станет моим.

Теперь у него не было навигатора, но он выбрался из заточения, а чутье подсказывало, что выход на арену находится не так уж далеко...

 

* * *

 

– А вот и челове-е-ек! – завопил комментатор.

Стадион встретил землянина оглушительными криками. Андрей сделал несколько шагов вперед, одновременно осматриваясь.

Для финального поединка организаторы соорудили на арене целый лес с высокими, метров в пятнадцать, деревьями, кустарниками и даже ручьем. Справа высился небольшой холм, слева – каменная горка, и повсюду над «лесом» летали жуки-камеры.

Памятуя о невесть откуда взявшемся лазерном луче, который ранил его в схватке с карлой, Андрей поспешил пройти вперед, пусть даже ему совсем не хотелось встречаться с метаморфом. Он помнил, что случилось на оранжевой планете, и не хотел повторения. Не хотел убивать разумное существо, и уж тем более не хотел оказаться в роли жертвы.

«И где же ваш обещанный взрыв?» – подумал Семенов.

Он поднял голову и увидел большие плазменные мониторы, на одном из которых через лес пробирался человек, а второй показывал нечто непонятное, оранжевое.

– Только этого мне и не хватало, – невольно произнес Андрей вслух.

Он догадался кто будет его противником. В ту же секунду из-за деревьев выскочил его противник: огромный тираннозавр с четвертой планеты альфы Стрижа.

– Гха! – рыкнул он, и Андрей отскочил.

Его рука быстро выдернула из-за пояса пистолет, и Семенов пожалел об оставленном гранатомете. Против такого огромного хищника его оружие не годилось.

– Не стреляй, человек, – вдруг произнес метаморф. – Я не собираюсь на тебя нападать.

Андрей автоматически отступил еще на несколько шагов, уперся спиной в ствол дерева, а потом опустил оружие. Он вспомнил древнюю мудрость: «тот, кто пугает топотом и криком, не враг». Если тираннозавр решил с ним поговорить, значит, нападать действительно не собирается.

– Я разумное существо, – при этих словах губы хищника неестественно изогнулись, будто ему было трудно выговаривать слова.

– Я знаю, – ответил Семенов.

– Знаешь? – удивился метаморф. – Тогда к чему оружие?

– Извини. Ты... меня напугал.

– Что я слышу! – на всю арену загрохотал комментатор. – Мирные переговоры! Такого в нашей практике еще не случалось!

По арене пробежал говорок изумления и возмущения, но спустя несколько мгновений затих.

– Что... что такое? – растерянно произнес комментатор и тут же опомнился: – Дамы и господа, не обращайте внимания на экраны, это сбой оборудования. Вернемся к поединку.

Его слова произвели противоположный эффект – на инфощиты над трибунами посмотрели даже те, кто ничего не заметил, в том числе и Андрей.

Изображения человека и метаморфа уступили место белому фону и большим красным цифрам обратного отсчета. «Ганеша» солгал, пообещав двадцать минут – до взрыва осталось пять... четыре... три... два... один...

В следующее мгновение земля содрогнулась. Толчок был невероятно мощным, Андрей не устоял на ногах и упал. Зрители закричали, только теперь этот крик выражал не восторг, а ужас.

Второй толчок!

Семенов принял его всем телом, и увидел, как, не удержавшись на ногах, падает метаморф.

Третий толчок!

На трибунах началась паника и давка.

Земля содрогалась раз за разом, словно в предсмертных конвульсиях. Семенов поднял глаза, и увидел «прямой эфир» – инфощиты демонстрировали, как взрываются купола. Один, другой, третий, пятый... Андрей сбился со счета. В небо поднимались огненные столбы, пожирая все живое, расплавляя металл, спекая камень и песок.

Казалось, это продолжалось вечно, когда же гул и дрожь земли стихли, на мгновение над трибунами повисла тишина. Семенов успел заметить, как изображения на инфощитах снова сменилось белым фоном и красными цифрами. Все-таки «Ганеша» не обманул. До следующего взрыва, который уничтожит последний уцелевший купол, осталось девятнадцать минут пятьдесят семь секунд.

Удивительно, но от резких толчков не разрушился ни прозрачный колпак над ареной, ни голубой колпак над зрителями.

– Бежим! – крикнул Андрей метаморфу.

Он поднялся и бросился к двери. Огромный тираннозавр топал за ним. Добежав до двери, Андрей прикоснулся к ее поверхности и обернулся.

– Уменьшайся!

Оранжевому хищнику пояснений не потребовалось. Он съежился до размеров человека, и Семенов невольно посмотрел на землю – не отбросил метаморф кусок плоти – но ничего не увидел.

– Беги за мной и не отставай, – приказал Андрей и шагнул в открывшийся проем.

 

* * *

 

О'рдрин бежал по темным коридорам, ориентируясь на самую толстую трубу и кабель. Помещение, где хищников готовили к боям, оказалось довольно просторным, что объяснялось размерами некоторых инопланетных зверей, а вот заправляло всем одно-единственное живое существо – синий варх.

Когда капитан вбежал в помещение, успел увидеть, как закрылся портал. Слоноподобный нажал несколько кнопок, перенастраивая переходник.

– Он уже на арене?! – рявкнул О'рдрин.

Варх обернулся и выставил перед собой странную металлическую палку, на конце которой поблескивал электрический разряд.

Но что может сделать псевдометаморфу какая-то палка? О'рдрин вытянул руку, превратив пальцы в длинные плети, и щелкнул, словно хлыстом. Металлический прут отлетел в сторону. Капитан прыгнул на варха, повалил его на землю и схватил за шею.

– Говори, куда ты настроил выход?

– На стоянку левикаров, – просипел варх.

– Ты уходишь, не дождавшись конца турнира? – рыкнул капитан. – Значит, угрозы не шутка? Купол взорвется?

– Взорвутся все купола.

Варх дернулся, но О'рдрин держал крепко. Он отрастил дополнительные руки – по две на каждую руку слоноголового, и не давал тому вздохнуть. В двери щелкнуло, и загорелась красная сигнальная полоса.

– Ты настроил выход с двух сторон? – удивился О'рдрин. – Зачем? Кому ты помогаешь? Метаморфу? Человеку? Человеку!

Капитан расхохотался. Похоже, Видящий сам идет к нему в руки, варх больше не нужен. Он наклонился к самому лицу синекожего и послал мысленный сигнал.

Шух!

Шип, выросший изо лба псевдометаморфа, вонзился в глаз варха, достиг мозга и раздвоился, превращая серое вещество в кашу.

Слоноподобный даже не дернулся.

О'рдрин поднялся, подошел к порталу, внимательно его осмотрел и открыл дверь.

– Я не стану бегать за тобой, человек, – засмеялся он. – Ты сам придешь в мои руки!

 

* * *

 

«Ганеши» на стоянке не оказалось, как не было и обещанного левикара. Неужели корабль уже улетел? Нужно бежать к космодрому. Но разве они успеют?

Андрей открыл рот, чтобы сказать об этом метаморфу, но не смог. В его спину вонзилось что-то острое. Он резко обернулся и увидел О'рдрина. Вместо правой руки псевдометаморф отрастил щуп, который мгновенно обвился вокруг тела человека.

– Не захотел по-хорошему, – улыбнулся капитан, – будет по-моему.

Семенов дернулся, приказав телу ощетиниться иглами и порвать щуп, но О'рдрин усилил захват. Андрей задыхался.

– Тебе со мной не справиться, человек! – ликующе прошипел орлянец.

– А тебе со мной! – раздалось откуда-то сзади.

Андрей увидел, как из-за его спины выскочил метаморф. Оранжевый тираннозаврик мгновенно отрастил на хвосте острую длинную пластину и хлестнул по щупу.

Вжих!

Путы порвались, капитан сморщился от боли и отскочил.

Метаморф вытянул конечности, превратив их в живые веревки, но О'рдрин сориентировался быстро – рубанул здоровой ладонью, заточив край.

Семенов не стал ждать, чем закончится поединок – бросился на капитана, схватил его за шею, и стал душить. Под пальцами тотчас образовалась защитная броня, но Андрей перераспределил мышцы и сломал защиту.

– Сволочь, – захрипел О'рдрин. – Не хотел по-хорошему...

В спину человека вонзилось, казалось, тысяча пчел. Он отпустил капитана и обмяк. Падая, успел заметить, как увеличивается в размерах тираннозавр.

С таким противником не справится даже О'рдрин. Метаморф поднял огромную оранжевую лапу...

– Нет! – крикнул Андрей.

Капитан отступил, но убежать не успел. Оранжевая ступня накрыла его...

Семенов сморщился, услышав, как ломаются кости, расплющиваясь о брусчатку мостовой.

– Ты как? – поинтересовался метаморф. – Идти сможешь?

– Смогу.

Андрей отвернулся от тираннозавра, стараясь не смотреть на то, что осталось от О'рдрина, и поднялся.

– Мы не успеем, – сглотнул он.

– А куда мы должны успеть?

– К космодрому, – Семенов посмотрел на северо-запад и увидел, как в небо поднимаются десятки кораблей, один за другим. – Нам туда.

– Садись, – предложил метаморф.

Андрей удивленно поднял брови и обернулся.

Тираннозавр снова трансформировался: уменьшил рост, убрал задние лапы, сделал тело более обтекаемым и отрастил огромные крылья. Семенов вскарабкался на загривок чудовища и крепко обхватил его шею ногами.

– Держись крепче, – посоветовал метаморф.

– За что? – крикнул Андрей.

– Вот, – из головы метаморфа вытянулись длинные плети. – И постарайся не упасть.

Мощный взмах оранжевых крыльев, и они взлетели.

У Семенова перехватило дыхание, но он все же посмотрел вниз. Его инопланетный «Боинг» летел на высоте двадцати метров, обгоняя разноцветные левикары. Все они спешили в одно и то же место – к космодрому. Азото-кислородный купол пустел.

– Поднажми! – крикнул Семенов.

Метаморф сложил крылья и ввинтился в пространство, увеличив скорость. Андрей прижался к его голове.

– Никогда не летал на самолете без лобового стекла! – крикнул он, но «транспорт» его не услышал – слова уносились назад вместе с ветром.

– Держись, – рыкнул метаморф. – Купол!

Семенов почувствовал, как его обволакивает чем-то скользким и теплым – метаморф окружил себя прозрачным веществом, точной копией вещества купола.

На большой скорости подлетев к куполу, он мгновенно присосался к прозрачной материи, впереди открылось отверстие. Доля секунды, и пленка осталась позади, сросшись с веществом купола.

– Трансформируй дыхание, – подсказал метаморф. – Здесь почти нет кислорода.

Андрей это уже понял, он вырастил вокруг головы прозрачный пузырь, накачав туда кислород, который выделил из части легкого. Хорошо, что лететь оставалось недалеко – впереди показались громадины кораблей.

«Как я узнаю, какой именно мне нужен?» – мелькнуло в голове. Но мысль тотчас исчезла – на небольшой платформе в отдалении от остальных кораблей стоял «Грог».

– Туда, – крикнул Семенов и дернул ус.

Метаморф послушно повернул, и приземлился прямо перед входом.

– Ан-д-рэй! – выкрикнул Грог. – Ты пришел!

Люк приветливо распахнулся, приглашая Семенова войти.

– Уменьшайся, – Андрей спрыгнул с шеи нового друга. – Мы дома.

 

* * *

 

– Советую сразу пройти в кают-компанию, – произнес корабль, – и лечь на диваны.

Шлюзовая дверь открылась, пропуская гостей внутрь корабля, и Андрей махнул метаморфу.

– За мной.

– Внимание, – вдруг громко произнес Грог. – Приготовиться к экстренному взлету. Всем придти в горизонтальное положение, режим нейтрализации гравитационного притяжения при экстренном взлете невозможен. Будут перегрузки. Десять. Девять.

– Бежим! – Андрей потянул метаморфа за собой по коридору.

– Пять. Четыре. – Монотонно считал корабль. – Три. Два. Один.

Добежать до кают-компании они успели, но лечь на диваны не получилось – гигантская сила тяжести вдавила Семенова в пол. Он упал и застонал, а потом замолчал, пытаясь сосредоточиться на том, чтобы предохранить от сплющивания внутренние органы. Метаморф тоже упал, но, казалось, неприятных ощущений от перегрузок не испытывал.

– Загляни в иллюминатор, – подсказал Грог.

Когда сила тяжести пришла в норму, Андрей тяжело поднялся и, пошатываясь, подошел к круглому окну, за которым начинался открытый космос.

– Начинаю обратный отсчет, – сообщил корабль. – Десять. Девять.

– Какой обратный отсчет? – не понял Семенов.

– ... Шесть. Пять. Смотри в иллюминатор.

Андрей последовал совету корабля и увидел планету в руинах. Огромными угольно-чеными пятнами обозначались места, где раньше стояли купола. Даже с такой высоты было понятно, что ничего живого там не осталось, только прах и расплавленные остатки построек. Уцелел лишь азото-кислородный купол, но и ему оставалось жить последние секунды.

– Два. Один. Пуск, – досчитал корабль.

В то же мгновение от «Грога» к азото-кислородному куполу потянулся зеленый луч... а потом мир вспыхнул.

Семенов зажмурился и открыл глаза только спустя полминуты. На месте последнего купола клубились черные облака, а сама планета уменьшилась в размерах чуть ли не втрое – «Грог» увеличил скорость.

– Вот и все, – в голосе корабля слышалось удовлетворение. – Реджина уничтожена, «ОГБ» тоже. Больше никто не будет умирать на аренах.

Планета плавно переместилась к правому краю иллюминатора, а затем и вовсе исчезла из поля зрения.

 

* * *

 

– Проводи гостя в комнату, где раньше жила Илорэль, – посоветовал Грог, – а сам отправляйся на капитанский мостик. Буду знакомить тебя с новой командой.

Андрей поманил метаморфа за собой и отправился по знакомым коридорам. Он пытался гадать, успела ли прекрасная орлянка покинуть планету до взрыва?

«Конечно успела, – успокоил Семенова Аналитик. – Она наверняка улетела с Реджины задолго до финала, как и другие члены «Мирного космоса».

Подойдя к нужной двери, Андрей остановился. На пластиковой поверхности висела табличка с непонятными символами, значит, теперь эта комната принадлежит другому существу.

– Спасибо, – поблагодарил метаморф Семенова. – Ты спас мне жизнь.

– А ты мне, – Андрей обернулся и протянул оранжевому тираннозавру руку. – У нас не было времени познакомиться... Андрей. Третья планета желтого карлика О-15 галактики «Млечный путь» квадрата CR-09/F.

– Мелаут, – метаморф убрал когти и осторожно пожал руку землянина оранжевой лапой. – Четвертая планета альфы Стрижа. А ты неплохо справляешься с трансформацией, но тебе еще многому следует научиться. Я помогу.

– Спасибо, – улыбнулся Андрей. – Как ты попал на арену?

– Меня поймали. Застали врасплох. На нашу планету прилетели чужие и начали стрелять.

– Значит, тебя похитили сразу перед нашим прилетом, – прикинул Андрей. – Теперь понятно, почему на нас сразу напали...

– Ты был на моей планете? – обрадовался Мелаут. – Расскажешь?

– В другой раз, – Семенову не хотелось признаваться в том, что он убил одного из соплеменников нового друга. – Отдыхай.

Он еще раз посмотрел на табличку на двери и отправился на капитанский мостик.

Перед знакомой дверью, мгновение помедлил, готовясь к встрече с новым экипажем, а потом вошел.

В кресле второго пилота сидел арахноид. В первую секунду Семенов подумал, что это Мэкалль, но потом понял свою ошибку. Незнакомый паук казался моложе специалиста по иноразумным, а его щетина едва заметно отливала темно-зеленым. Рядом с арахноидом переминался с ноги на ногу Кокуш. Кресло капитана располагалось спиной к выходу, поэтому Семенов не сразу увидел, кто в нем сидит, а когда рассмотрел, его сердце ускорило биение.

– Привет, – улыбнулась Илорэль, поднимаясь навстречу землянину. – Рада тебя видеть!

Андрей шагнул к девушке и заключил ее в объятья.

 

 

 

продолжение следует...

Глава 22

Предфинальный переполох

 

Ночью Коронер решил лично провести обход подопечных.

Помощникам он объяснил повышенный контроль со своей стороны странным случаем с невидимцем, у которого из-за отравления помутилось в голове, и который вместо того, чтобы убить человека, заглотил его живьем. На самом же деле ночной обход нужен был Коронеру для другой цели. Он готовил убийство. И недавнее проникновение на территорию «отстойника» неизвестного арахноида оказалось ему на руку.

В финал вышли двое: человек и рекон – огромная, с грузовой левикар, зверюга, выдыхающая ядовитый дым. Оба из азото-кислородного купола, оба опасны и у обоих свои преимущества. У рекона: смертельное дыхание, приличные размеры, клыки, когти и крылья; у человека: ловкость, хитрость и возможность отращивать шипы и броню.

К сожалению, от одного из хищников следовало избавиться. Для итоговой битвы сезона Коронер приготовил идеального бойца: истинного метаморфа с четвертой планеты, вращающейся вокруг альфы Стрижа. Финальная схватка окажется настоящим праздником для зрителей и принесет «ОГБ» небывалую прибыль.

В идеале метаморфа нужно было выпустить на арену в первом же туре, но его привезли только после начала боев. Однако держать хищника до следующего года совсем не обязательно. Коронер избавится от одного из финалистов и свалит вину на охрану, которая уже один раз допустила проникновение на территорию «отстойника» неопознанного арахноида. Затем публично извинится перед участниками финала и предложит отличную альтернативу – метаморфа. Ни один разумный не откажется посмотреть на бой с участием идеального хищника.

Будь воля Коронера, он, не задумываясь, убил бы землянина. От этого червяка слишком много неприятностей. Но обстоятельства складывались в пользу человека, избавиться следовало именно от рекона.

Неизвестный арахноид, пронесший через систему «Допуск» отраву, нацеливался именно на невидимца, зная, что тому предстоит сразиться с землянином. А кто больше других заинтересован в выживании человеке? Не тот ли, кто недавно уговаривал Коронера совершить подмену? Значит, не такой уж арахноид и неизвестный. В команде О'рдрина есть один... Вот на него Коронер и свалит убийство рекона. А землянин погибнет. Против метаморфа нет оружия. Жаль только бой окажется слишком коротким.

Коронер прошел через служебный вход. Клетка человека стояла в левом крыле «отстойника», рекона – в правом, чтобы раньше времени не отравить соперника ядовитым дыханием.

«Осьминог» свернул направо и спустя пять минут подошел к клетке зеленой твари. Хищник спал, над его головой висело плотное облако дыма. Вентиляторы, встроенные в потолок клетки, не справлялись с нагрузкой, и Коронер задержал дыхание.

Хищник, почувствовав новый запах, открыл глаз и уставился прямо на «осьминога». Коронер невольно отступил, потом вытащил из кармана парализатор, заряженный смертельным для рекона веществом. Постоял немного, прицелился в открытый глаз и нажал на спусковой крючок.

 

* * *

 

Кажется, Судьба, как и «Мирный космос», тоже желала ликвидировать «Организацию Галактических Боев». Илорэль убеждалась в этом снова и снова. Все шло по плану. Гмых благополучно улетел домой, переправив девушку к воротам кладбища инопланетных животных. Бомбы успешно установили, а Андрей с честью прошел в финал. Неизвестный, проникший на территорию «отстойника», отравил невидимца, тем самым поспособствовав победе человека. И защитный костюм, над которым последний месяц трудился Бэк, наконец был готов. Оставалось передать его Семенову, хотя по большому счету он человеку не понадобится.

Финала не будет.

Илорэль выполнила все порученное Жэтом, и теперь у нее появилось немного свободного времени. Она хотела отвлечься. Напряжение последних дней давало о себе знать, она нервничала и переживала, впрочем, как и все в «Мирном космосе».

Развязка близка.

Девушка взяла на стоянке левикар и отправилась в район развлечений. Благодаря победе Андрея денег на ее карточке стало едва ли не в тысячу раз больше, чем в начале, пришло время их потратить.

Пролетая над городом на низкой высоте, Илорэль заметила волнение. На улицах что-то происходило. В воздухе летали листы бумаги, левикары носились туда-сюда, порой с трудом уворачиваясь друг от друга, резко меняя направление, избегая столкновений. Да и народ казался встревоженным и угрюмым. И это накануне финала! Самого главного и интересного мероприятия Реджины.

Где радостные лица, возбуждение, пьяные выкрики и споры о победителях?

Илорэль приземлилась возле ломбарда. В витрине «Зелом-Тана» все также красовалась голограмма «Грога». Как и предполагалось, старый корабль никого не интересовал. У простых смертных на покупку не хватало денег, а у тех, у кого хватало, корабль класса «Синтро-6» с ИИ девятого поколения интереса вызвать не мог.

Илорэль открыла дверь ломбарда и в первое мгновение подумала, что ошиблась входом: яркий свет изгнал из просторного помещения атмосферу таинственности, а стоящие тут и там упаковочные контейнеры и ящики, делали ломбард похожим на склад.

Хозяин – фиолетоволицый нубиец – не сразу заметил девушку, а когда заметил, не улыбнулся и не направился ей навстречу, лишь сухо кивнул и вернулся к своему занятию: он складывал в стопку старинные книги с тяжелыми, украшенными драгоценными камнями обложками.

– Вам что-нибудь нужно? – бросил он через плечо.

– Меня интересует корабль, голограмма которого выставлена на витрине, – ответила Илорэль.

– Насколько интересует?

– Я хочу его купить.

– А, вы уже приходили однажды, – хозяин ломбарда оставил свое занятие и поклонился. – Я сделаю вам хорошую скидку, уважаемая госпожа.

– Насколько хорошую?

Нубиец улыбнулся.

– Тридцать семь миллионов.

Илорэль невольно присвистнула.

– Если мне не изменяет память, в прошлый раз вы просили за него сорок четыре.

– С возможностью поторговаться, – подтвердил нубиец. – Но сейчас на торг у меня нет времени, а обижать красивых девушек не в моих правилах.

– Беру.

Илорэль подошла к картоприемнику, достала кредитную карточку и вызвала диалоговое окно банка R18-90.

– Вы переезжаете? – спросила она, пока система проверяла ее температурные зоны, голос и пульс.

– Лучше сказать бегу. Вы не знаете? Ходят слухи о готовящемся теракте.

– Теракте?

Илорэль нахмурилась. Так вот почему в городе царят такие странные настроения.

Она не знала как «Мирный космос» выдворит с Реджины разумных, но про слухи о теракте и подумать не могла. С другой стороны решение казалось правильным. Лучший способ заставить людей покинуть планету – напугать. Для спасения невинных годятся любые средства, даже слухи о террористическом акте.

«Мирному космосу» подобные слухи повредить уже не могли – бомбы установлены, обезвредить их нельзя, а людей и времени для поисков у Коронера не хватит – взрыв состоится уже через несколько часов.

– Большинство, как и вы, не верят, – продолжил хозяин ломбарда, – но я решил не рисковать. С космодрома чуть ли не каждые пять минут стартует какой-нибудь корабль, и финальная схватка, кажется, мало кого интересует.

– Очень хорошо, – рассеянно кивнула девушка.

– Хорошо? – удивился владелец ломбарда. – Вы что-то знаете?

– Слышала краем уха, – уклончиво ответила Илорэль. – Вы правильно делаете. Нужно улетать. Я тоже постараюсь как можно быстрее покинуть Реджину. На какой счет перевести деньги?

Нубиец подошел к терминалу и набрал комбинацию символов.

– Он на космодроме на арендованной стоянке, место 169-G. Все необходимое я сейчас вам дам.

Хозяин ломбарда отошел вглубь помещения, скрылся между коробками и чем-то загремел, видимо, открывал сейф или металлический ящик. Спустя полминуты он вышел к Илорэль и протянул оранжевый пластиковый пакет.

– Здесь пульт выключения сигнализации, электронный ключ, пароль к охранному лазеру, магнитная карточка шлюза и ключ к банковской ячейке, где лежат коды доступа к главному компьютеру корабля. Банк «Зеркальный Горбиус», номер 88-160. Заберете «Грог» когда посчитаете нужным. А сейчас, извините, у меня еще целый архив не упакован.

– Конечно. Не буду вам мешать. Всего доброго.

Илорэль вышла из ломбарда и подошла к левикару. На лобовое стекло кто-то прилепил лист бумаги.

«Всем, кто хочет жить, – было крупно написано на нем, – немедленно покинуть планету! Позорное действо, именуемое боями, будет остановлено. Вместо финала состоится казнь. «ОГБ» и Реджина погибнут в огне. Если не хотите погибнуть, улетайте».

– Глупый текст, – девушка смяла бумагу и выбросила ее в стоящую рядом с входом в ломбард урну.

Тем не менее, листовки все же оказали воздействие на гостей планеты. Вдалеке яркой звездой мелькнул взлетающий корабль. Одной спасенной жизнью стало больше.

Илорэль села в левикар и отправилась в штаб-квартиру. К листовкам неплохо бы добавить сообщения по громкой связи, текстовую рекламу на информационных щитах с огромным ядерным взрывом на заднем плане и оповещение по индивидуальной связи. Если, конечно, Бэк сумеет взломать защиту станций и инфощитов. Предстояло сделать еще много, а времени осталось совсем мало. Финал уже завтра.

 

* * *

 

Утром О'рдрина разбудил Мэкалль. Специалист по иноразумным безусловно знал, что вторжение в каюту капитана не пройдет бесследно, но предпочел вторгнуться в личное пространство кэпа и лично сообщить тому неприятную новость.

– Нас взломали? Обокрали? – поинтересовался О'рдрин, когда, проснувшись от голоса, настойчиво повторяющего его имя, увидел лицо арахноида.

– Хуже, – нахмурился Мэкалль.

– Илорэль? – капитан подскочил на кровати. – Что с ней?!

– С вашей дочерью все в порядке, моя новость не имеет к ней отношения.

– Тогда какого черта ты разбудил меня в семь утра?! – разозлился О'рдрин.

– Чрезвычайное происшествие, – объявил арахноид. – Ночью умер рекон. Вместо него Коронер выставил против человека истинного метаморфа.

Капитан ошарашено посмотрел на специалиста по иноразумным.

– Ты уверен?

– Так передают по всем местным каналам, – подтвердил арахноид.

– Корабль, – приказал О'рдрин, – новости!

Стена напротив кровати вспыхнула ровным белым светом, потом потемнела, подстраиваясь под освещение, и показала картинку: серо-зеленого «осьминога» в дорогом костюме из нитей сайстрового шелкопряда. Вот преимущество новых технологий: в «Гроге» О'рдрину пришлось бы вставать с кровати и идти в кают-компанию, а тут большинство стен имели не только связь со спутниковыми антеннами, но и прямой выход в глобальную сеть.

– Звук, – попросил капитан, и «осьминог» тотчас заговорил:

– ... беспрецедентный случай: дерзкое двойное проникновение на территорию «отстойника» азото-кислородного купола. Накануне полуфинала неизвестный попытался отравить невидимца, но, к счастью, не преуспел. Бой состоялся. С сожалением вынужден сообщить, что второе покушение удалось. Сегодня утром при очередном обходе я обнаружил бездыханное тело полюбившегося всем рекона.

Коронер сделал паузу, давая зрителям время осмыслить сказанное, а потом успокаивающе поднял щупальца:

– Случай невиданный, но для паники нет никаких оснований. Финал состоится. Более того, схватка, которую вы увидите, без сомнений окажется самой грандиозной из всех, которые проводились на Реджине! У старика Коронера в рукаве всегда припрятана козырная карта. Сегодняшнюю карту я готовил для следующего года, но из-за чрезвычайного происшествия вынужден воспользоваться ею сейчас. Против человека выступит метаморф.

О'рдрин заметил, как дернулась картинка – оператор явно не ожидал такого поворота дела.

– Истинный метаморф, – продолжил Коронер, улыбаясь, – условно разумное существо, способное принимать любой облик, независимо от размеров. Человеку придется несладко, – «осьминог» снова сделал паузу, опустил щупальца и улыбнулся. – Чтобы дать вам возможность поучаствовать в финальных ставках с учетом новой информации, я переношу бой на шесть часов вечера. До этого времени вы можете изменить свои ставки. И прошу вас не обращать внимания на листовки. Кто-то хочет испортить нам праздник. Никакой катастрофы, никакого теракта не состоится, я позаботился об этом. Под всеми куполами введен особый режим контроля и усилена охрана, финал состоится! Ждем вас в шесть часов вечера. Пусть победит сильнейший!

– Какие листовки? – спросил О'рдрин у Мэкалля.

– Сам не видел, – задумчиво произнес арахноид, – но говорят, по куполам распространили слухи о грядущем теракте.

– Интересно, – капитан встал и подошел двери в ванную. – Неужели их тоже распространил Коронер? Ему ведь все это только на руку...

– Паника? – фыркнул Мэкалль. – На руку?

– Не паника, а деятельность вымышленных террористов, – пояснил О'рдрин. – Когда я договаривался с ним о подмене парня, Коронер обмолвился, что припас истинного метаморфа и обязательно выпустит его на арену. Вот, значит, как он решил действовать: мы ему невольно помогли, когда отравили невидимца, а он воспользовался случаем и убил рекона, свалив вину на несуществующую группировку. И листовки ради прикрытия собственной шкуры выпустил.

– Сомневаюсь, – качнул головой Мэкалль. –  Коронер не стал бы занимался такой глупостью. Перед кем ему притворяться? Перед зрителями? Им достаточно отравления невидимца, чтобы поверить во вторичное проникновение злоумышленников в «отстойник». А перед «ОГБ» притворяться не стоит. Руководство наверняка в курсе замыслов Коронера. Убийство финалиста – серьезный шаг.

– Может ты и прав, – задумался орлянец. – Тогда, получается, на Реджине действительно готовится теракт? В любом случае нужно срочно вытаскивать Видящего. Он не должен драться с метаморфом. К трем часам подготовка к похищению должна быть закончена.

Мэкалль наклонил голову в знак согласия и вышел из каюты капитана.

 

* * *

 

Перед финалом Андрей ничего не ел. Не хотел. Даже странно. Вроде не боялся, не нервничал, чувствовал себя как обычно, а вот поднести ко рту, прожевать и проглотить ничего не мог. Утром и в обед Навор приносил жареные овощи, фруктовый сок и маленькие котлетки, аромат которых заставлял желудок урчать. Семенов вертел в руках миски, но так ничего и не съел. Голова была занята предстоящей битвой. И соперник ему достался очень серьезный.

Однажды он видел рекона – зеленую чешуйчатую тварь, размером с паровоз, выдыхающую ядовитый дым. Зубы и когти у инопланетного дракона превышали все разумные пределы, а крылья делали эту машину для убийств непобедимой.

Андрей раз десять пытался отрастить крылья, но те получались либо слишком мягкими, либо неуклюжими, взлететь он так и не сумел. Зато научился быстро менять мягкие ткани на прочные щитки. Оставалось надеяться, что для защиты их окажется достаточно.

Вопрос об оружии не стоял. Коронер снова выделит ему какую-нибудь игрушку вроде перочинного ножа или кнута, а то и вовсе предложит драться голыми руками. А это значило только одно: смерть. С реконом Андрей не справится. Однозначно.

Семенов сел на пол клетки, прислонился спиной к холодным прутьям и закрыл глаза. Что сейчас творится в остальном мире, отделенном от него двойными стенами «отстойника», оставалось только догадываться. Он не получал известий от Илорэль и «Мирного космоса» со времени встречи с девушкой в изоляторе, кажется, целую вечность назад. Она казалась спокойной, будто землянин не рисковал собственной жизнью, будто он ей безразличен...

– Давай прощаться, человек.

Андрей открыл глаза и увидел стоящего возле клетки улыбающегося Коронера.

– Сегодня ты умрешь, – предупредил «осьминог».

Семенов не ответил, он знал это и без подсказок.

– С огромной лелюшей ты справился, – продолжил Коронер, – с горгулом и высокой температурой тоже. Психоатака на тебя не подействовала, вода тебе нипочем, ты убил даже с невидимого противника. А что будет, если все это окажется в одном звере? Все преимущества предыдущих хищников, а также новые, которые тебе и не снились?

– По-моему вы преувеличиваете возможности рекона.

Коронер качнул головой, и серебряная накладка микрофона на лацкане модного пиджака отбросила световой лучик прямо в лицо Семенова.

– Забудь про рекона, – улыбнулся он, обнажив три ряда ровных зубов. – Так и быть, раскрою секрет. В финале ты встретишься с тем, с кем однажды уже имел дело. В прошлый раз ты победил, но против взрослого сильного истинного метаморфа шансов у тебя нет.

Сердце Андрея екнуло.

– Вы поймали метаморфа?

Коронер расхохотался, а когда отсмеялся, картинно помахал Андрею щупальцем:

– Прощай, человек!

И клетка дрогнула. Живой цементный раствор пола повез ее к лабиринту.

Глава 23

Все идет по плану

 

– Все идет по плану. Уходим, – объявил по громкой связи Жэт. – До начала представления осталось три часа.

Здание «Мирного космоса» практически опустело, в кабинетах, откуда вынесли всю мебель, оставалось лишь несколько человек, ответственных за взлом защиты станций и инфощитов. С этого момента с периодичностью десять минут инфощиты начали демонстрацию предупреждающего ролика: смоделированного при помощи 3D-технологий взрыв куполов с большими красными цифрами обратного отсчета и просьбой покинуть планету.

Аналогичный таймер обратного отсчета красовался и на руке директора, и на руках каждого из членов «Мирного космоса», большинство которых сейчас направлялись к космодрому, чтобы поскорее покинуть планету. Жэт и сам собирался последовать их примеру. Больше на Реджине его ничто не держало: бомбы установлены и запрограммированы, система индивидуального оповещения перенастроена на подачу сигналов тревоги; все, кто захочет, спасется, остальные, как ни печально, погибнут вместе с Реджиной.

«Организация Галактических Боев» не сможет предотвратить катастрофу. В листовках говорилось лишь о казни, не указывалось ни точное время, ни масштабы грядущей катастрофы. Даже если Коронер воспринял бумажные угрозы всерьез, он и подумать не мог о взрыве куполов. Теперь, благодаря щитам, может.

Без сомнений, «ОГБ» усилила охрану, выставив на улицы всю полицию, какую только могла. Наверняка не обошлось дело и без агентов в штатском, но они, если и искали бомбы, то под азотно-кислородным куполом, под главной ареной, где пройдет финал... а это единственный купол, который остался не заминированным. После длительных совещаний Совет решил разрушить самый большой купол в последнюю очередь. И вовсе не с помощью «Скифа».

Листовок испугаются далеко не все разумные, большая их часть останется посмотреть финал, и соберется под азото-кислородным куполом. Когда все рассядутся, инфощиты включат последнее предупреждение. Взорвутся купола, и у разумных на арене останется еще двадцать минут, чтобы покинуть планету. Последний купол взорвут направленным ударом из космоса.

Жэт прошел по пустым коридорам и вышел к входной двери, у которой толпились последние из членов «Мирного космоса». Администратор – полноватый коротышка с блестящей лысиной, махал руками, торопя выходящих наружу сотрудников, которые перенастраивали ворота после каждого ушедшего.

– Вышли бы все вместе! – нервничал администратор. – Сейчас проблема конфиденциальности никого не волнует.

– Может, и не волнует, – ответила бледная брюнетка в черном латексном комбинезоне, – зато волнует пункт назначения. Мне, например, на второй космодром нужно, Плувлу на первый, а Ждрэйлос еще не все вещи из гостиницы забрал.

– А раньше собраться не могли?! – коротышка махнул рукой и сел в кресло за стойкой.

– Дерек, ты как всегда последний? – улыбнулся Жэт.

– Как всегда, – махнул пухлой ладошкой толстячок. – Выйду после всех. Или, может быть, хотели вы? Как директор?

– Я уже не директор, – улыбнулся Жэт. – Через три часа купола взорвутся, погибнет Реджина, вместе с ней «ОГБ» и «Мирный космос». Мы выполнили свою миссию.

– Еще ничего неизвестно, – возразил коротышка. – Может, бомбы не взорвутся, или взрывы не получатся такими мощными, как обещано...

– Все будет хорошо, не волнуйся.

Жэт увидел, что проход настроили на стоянку левикаров в центре азото-кислородного купола, и протиснулся к двери.

– Можно и я с вами?

Брюнетка в латексе угрюмо кивнула, и проход открылся.

В обычные дни центральная стоянка левикаров могла похвастаться широким ассортиментом летательных аппаратов: от маленьких одноместных потрепанных временем машин, до шикарных, которыми не побрезговал бы ни один президент или король. На место арендованных пассажирами из запасников тотчас прибывали новые левикары, пополняя ряды улетевших, таким образом спрос всегда был удовлетворен. А сейчас предложение явно отставало: на центральной стоянке Жэт едва насчитал два десятка машин.

– Даже запасники не справляются, – улыбнулась брюнетка. – Наша реклама действует.

Жэт рассеянно кивнул.

Реклама и листовки подействовали. Сократилось не только количество машин на стоянке, но и количество разумных на улицах. Исчезли праздношатающиеся, уменьшилось число игроков и влюбленных парочек, испарились мамаши с детьми, только торговцы сувенирами уныло бродили по полупустым улочкам, предлагая купить билетик на финальную схватку и голографические фигурки человека и рекона тем немногим фанатам игр, кто посчитал угрозу шуткой. Но и на их лицах Жэт читал беспокойство.

Директор «Мирного космоса» выбрал левикар подешевле, приложил к сканеру карточку. Красные цифры на личном таймере с обратным отсчетом показывали: 2:52.

 

* * *

 

О'рдрин и Мэкалль закончили приготовления к похищению человека в пять часов.

Устало откинувшись на спинку кресла в кают-компании, капитан посмотрел на специалиста по иноразумным.

– Теперь все или ничего.

– Не нравится мне это, О'рдрин, – качнул головой на тонкой шее арахноид.

– Мне и самому не нравится, но ждать нельзя. Видящий погибнет. Если теракт не выдумка – от взрыва, если выдумка – в пасти метаморфа. Парня нужно вытаскивать.

Мэкалль фыркнул. Капитан подозрительно посмотрел на арахноида, включил громкую связь с капитанским мостиком и вызвал второго пилота.

– Джэль, мы с Мэкаллем ненадолго отлучимся. Готовь корабль к экстренному взлету.

– Куда летим, кэп? – бодро поинтересовался новый второй пилот.

– Неважно. Главное, подальше от Реджины, а там разберемся.

– Понял.

Джэль отключился, и О'рдрин поднялся. Мэкалль последовал примеру.

Плазменный пистолет создавал в руке капитана приятную тяжесть, но он надеялся, что до стрельбы не дойдет; парализатор покоился в кармане. Мэкалль тоже вооружился, но по обычаям арахноидов избрал оружием электрическое лассо и сантифоровую дубинку.

Дверь, ведущая из кают-компании в коридор, как и любая дверь на новом корабле, могла выполнять функцию переходника. О'рдрин настроил ее лично, сверяясь с подробной картой азото-кислородного купола. Точка выхода находилась в ста пятидесяти метрах под землей.

Перенестись на территорию «отстойника» невозможно, зато возможно другое. То, о чем знают только Коронер и Навор, и догадываются лишь единицы из тех, кто поставляет «ОГБ» хищников.

Под землей находится лабиринт коридоров, по которым перемещаются клетки из «отстойников» всех куполов Реджины к существу, ответственному за подготовку зверей к турниру. Синекожий многорукий варх из созвездия Генеш приводит хищников в боевую готовность и переправляет их на арены.

Этот лабиринт не защищен от вторжений, туда вполне можно переместиться. Он слишком велик, чтобы оградить его противотранпортационным колпаком, к тому же о нем почти никто не знает, а те, до кого дошли какие-то слухи, в существование лабиринта не верят.

Перемещаться из купола в купол можно с помощью переходов через нуль-пространство. Считается, что хищники попадают на арену путем аналогичных перемещений по зашифрованным каналам, а между тем для подобных переходов требовалось большое количество энергии, и экономный Коронер не мог допустить лишних трат. Таким образом лабиринт защищала лишь живая охрана и легенда о собственной легендарности.

О'рдрин узнал о лабиринте год назад, случайно подслушав разговор Коронера с вархом. Теперь сведения пригодились. Точку выхода вычислить оказалось несложно: любая карта выдаст координаты выхода на арену, а известная глубина расположения тоннелей делала предприятие беспроигрышным.

– Готов? – капитан посмотрел на часы. – Человек уже наверняка в лабиринте. Вперед!

О'рдрин открыл дверь кают-компании и шагнул в открывшийся проход.

– Действуем быстро, нас уже наверняка засекли датчики движения и видеокамеры.

Мэкалль щелкнул хелицерами, и на груди его костюма зажегся небольшой фонарь. Неяркий луч осветил высокий потолок, выкрашенный серой краской, ржавые трубы, из которых в местах сочленений капала вода, ровную поверхность живого бетона. О'рдрину фонари не требовались – он трансформировал глаза, приспособив их к темноте, и включил спутниковый навигатор. Несколько секунд настройки, синхронизации с картой планеты, и направление определилось.

– Туда, – указал капитан.

– Надеюсь, – буркнул специалист по иноразумным.

Шли быстро, попеременно оглядываясь и сворачивая то в один, то в другой коридор.

– Здесь же целый лабиринт! – возмутился Мэкалль.

– Не бойся, мы идем по главному тоннелю. Видишь те трубы? Это вентиляция, а тот кабель наверняка питает переходник, ведущий из комнаты варха на арену.

– Может, мы идем в обратную сторону? – предположил арахноид.

– Будь у нас лишнее время, я подготовился бы лучше, – огрызнулся капитан. – Мы идем правильно. План не забыл?

– Я ничего не забываю, – огрызнулся Мэкалль. – Вы убиваете варха и парализуете человека. Моя задача настроить переход на корабль.

– Хорошо. Только ничего не напутай, не хочу попасть на арену к метаморфу. Я не исключаю, что это наш старый знакомый Зелаут, который убил капитана перекупщиков и занял его место. Его наверняка раскусили и привезли сюда. Давно известно, что Коронер отдаст любые деньги за живого метаморфа.

О'рдрин сверился с картой и свернул налево. Он рассчитал все, учел любые неожиданности, и все же оказался не готов.

– Не двигайтесь, – донесся до О'рдрина голос Коронера, – иначе мои мальчики живо превратят вас в фарш.

Капитан мгновенно обернулся, поднял пистолет, пытаясь определить, откуда донесся голос, и тут же яркая вспышка лазерного луча ослепила его. О'рдрин успел увидеть, как Мэкалль падает на землю. Голова арахноида отлетела в сторону, ударилась о стену и утонула в темноте, а туловище плавно, будто в замедленной съемке, опустилось на землю. Фонарь на костюме погас, и тоннель погрузился в темноту.

Капитан прижался к стене и трижды выстрелил наугад.

– Не двигайся, О'рдрин, – посоветовал Коронер. – Я не предупреждаю дважды. Брось оружие.

Не успели в тоннеле затихнуть отголоски эха последних слов, капитан почувствовал, что пистолет внезапно стал очень тяжелым, да и рука, и само тело...

– Бросай оружие, – повторил «осьминог». – Иначе моя гравипушка превратит тебя в студень.

Сила тяжести увеличивалась. О'рдрин уже не мог стоять на ногах, он опустился на пол и отбросил оружие.

– Чего тебе надо? – прохрипел он.

Лабиринт осветился ярким светом переносного прожектора, луч которого направили в потолок, отчего в тоннеле стало светло, как днем. О'рдрин зажмурился. Сила тяжести больше не росла, но даже при такой нагрузке подняться он не мог.

Капитан вырастил дополнительные глаза и увидел одетого в защитный скафандр Коронера. Рядом с ним стояли три тахийца – мускулистые рослые гуманоиды с тремя верхними конечностями. Первый держал плазменный пистолет, второй – гравипушку, а третий – длинную острую пику, на конце которой потрескивала электрическая искра.

– Я предупреждал тебя, – произнес Коронер. –  Настоятельно рекомендовал покинул Реджину, ты не послушался. А я дважды не повторяю.

«Осьминог» поднял бровь, третий тахиец, подчиняясь немому приказу, шагнул вперед и воткнул пику в бедро О'рдрина.

– А-а-а!

Тело капитана сотряс мощный электрический разряд.

– Я знал, – презрительно сморщился Коронер, – рано или поздно ты придешь за человеком. Зачем он тебе?

– Не твое дело, – прохрипел орлянец.

О'рдрин хотел сплюнуть, но во рту стало сухо, будто из него выкачали всю жидкость.

Коронеру ответ не понравился. Он снова поднял бровь...

– А-а-аааа!

– Говори, – ровно спросил он. – Зачем тебе понадобился землянин?

– Не... скажу.

Капитан едва мог шевелиться. Третий разряд швырнул его на границу сознания и беспамятства.

– Тащите его в подсобку, – приказал Коронер. – После финала я разберусь с ним лично.

О'рдрин закрыл глаза. Сила тяжести вокруг него снова стала нормальной, но любая попытка сопротивления будет подавлена – с тремя тахийцами не справится даже псевдометаморф. Капитана связали, взяли за ноги и куда-то потащили.

«Ничего, – подумал он. – Из камеры я как-нибудь выберусь. Не запрут же меня в герметичном сейфе...»

Словно дождавшись сигнала, его мозг выключился, чтобы немного отдохнуть и привести тело в порядок.

«Все будет хорошо, – мелькнуло в голове О'рдрина, прежде чем он погрузился в темноту. – Все будет...»

 

* * *

 

Клетка вывезла Андрея к «Ганеше». Сегодня слоноподобный выглядел странно: вместо обычных цветастых тряпок на нем красовался вполне приличный скафандр с откинутым на плечи шлемом. Многорукий кивнул, здороваясь, и быстро набрал на пульте щита команду. Дверца клетки открылась, и Семенов спрыгнул на пол.

– Ты уже знаешь про метаморфа? – спросил слоноподобный.

– Коронер лично меня обрадовал, – Андрей поежился. Ему вдруг стало холодно.

– Не бойся, драться тебе не придется, – успокоил землянина «Ганеша».

– То есть как? – не понял Семенов.

– С минуты на минуту «Мирный космос» взорвет купола.

– Ты знаешь про «Мирный космос»? – удивился Андрей.

– Не только знаю, я один из его членов. На вот, – слоноподобный протянул человеку комок серой материи, – надень под одежду.

– Что это?

– Защитный костюм. Бэк не успел подготовить его к боям, но хоть здесь пригодится.

Андрей начал переодеваться.

«Этого следовало ожидать, – подумал он, – все мирные методы испробованы, осталось крайнее средство. Они хотят прекратить бои любой ценой».

– Когда прогремят взрывы, начнется паника, – предупредил «Ганеша». – У тебя будет двадцать минут, чтобы добраться до космодрома и взлететь. Прежде чем уйти, я настрою выход на центральную стоянку, тебе нужно будет просто войти в дверь. Сначала сюда, через выход с арены, потом в эту дверь. Я буду ждать тебя на стоянке пять минут, чтобы отвезти на космодром. Мой левикар синий с серыми полосами. Если не появишься, извини, взлетаем без тебя.

– Договорились. – Семенов посмотрел в сторону металлического шкафа. – Мне дадут оружие?

– Да. Выбирай.

«Ганеша» открыл шкаф и отошел в сторону. «Оружейный стенд» преобразовался. Вместо дозволенных Коронером кнутов, ножей и мечей, на полках лежали парализаторы, автоматы и гранатомет, или нечто очень на него похожее. Андрей выбрал небольшой пистолет, примерил к руке и прицелился в противоположную стену.

– Осторожнее, спусковой крючок очень чувствительный, – предупредил слоноподобный.

Семенов засунул пистолет за пояс и прикрыл выпущенной наружу рубашкой.

– Ну, а теперь пора, – «Ганеша» повернулся к щиту управления. – Встретимся на выходе.

Андрей подошел к двери-переходнику, и спустя мгновение она открылась.

Глава 21

Полуфинал

 

Корабли S-класса – самые маленькие из кораблей, которые могут совершать гиперпрыжки. Они предназначены в основном для бродяг-одиночек, летающих между звездами в поисках приключений, и не имеют ни большого количества оборудования, ни просторных кают, ни системы ИИ. Они популярны среди туристов, разведчиков и вольных наемников, плохо вооружены и стоят на порядок меньше полноценных кораблей.

Именно такой корабль выделил «Мирный космос» Илорэль.

Девушка прошла на мостик, где ее ждал капитан – бородатый здоровяк, которому ужасно не шла форма космолетчика.

– Привет, Гмых! – Илорэль опустилась в кресло второго пилота. – Видеосвязь работает?

– Привет, – буркнул громила. – Работает. Но лучше бы не про связь спросила, а поинтересовалась, как у меня дела.

– Прости, – девушка обернулась к брату Глэдис и склонила голову. – И как у тебя дела?

– Отвратительно. Вы что мне обещали?

– Что?

– Кучу денег.

– Разве ты ее не получил?

– Я получил жалкие гроши, – фыркнул здоровяк. – Вы ведь мне весь бизнес сломаете! Разбомбите планету... а такое доходное место было!

– Не прибедняйся, – улыбнулась Илорэль. – У тебя неплохой ресторан на Зорастре, а сюда ты все равно наведываешься лишь на два месяца, на время проведения боев.

– И зарабатываю столько, сколько не зарабатываю за полгода на родной планете, – растолковал Гмых.

Илорэль рассмеялась. Брат Глэдис вступил в «Мирный космос» одним из первых и помогал всем, чем мог. Он абсолютно искренне ратовал за общее, но любил притворяться обиженным. В таких случаях его обязательно утешали и хвалили.

– Для тебя важнее заработок или причастность к благому делу? – поинтересовалась девушка.

– К благому делу, – буркнул Гмых.

– Значит, ты герой.

Брат Глэдис горделиво выпрямился, выпятив грудь, и запустил двигатели корабля.

– Кого изображаешь сегодня, – поинтересовался он, задержавшись взглядом на медальоне Глэдис. – Нацепила, вон, железку какую-то странную, да шмотки... Ты доопи?

– Желнийская повстанка, – пояснила Илорэль.

– У-у-у... тогда не тяни, – качнул головой здоровяк. – Связывайся с кем нужно, пока не взлетели.

– Не сердись, – девушка положила ладонь на плечо здоровяка. – Я же знаю, в глубине души ты рад, что Реджины в нынешнем понимании больше не будет.

– В глубине души, – ухмыльнулся Гмых. – Где–то очень-очень глубоко. Давай, вызывай уже, а то передумаю и сдам тебя со всеми потрохами и медальонами.

– Не сдашь.

Илорэль включила видеосвязь и набрала номер Босха. Торговец ответил сразу – ждал звонка от столь выгодного клиента. Как всегда он был одет в модный фисташковый костюм, в одной руке держал бокал вина, в двух других по плазменной бомбе.

– Приветствую, – поклонился он, прижав четвертую руку к худой груди. – Надеюсь, ваш заказ в силе?

– В силе, – подтвердила девушка. – А ваше предложение в силе? Вы ведь меня уже проверили по своим каналам...

– И ничего не нашел, – многозначительно произнес торговец.

– И не должны, – парировала Илорэль.

– В силе, – Босх поднял бомбы, демонстрируя их девушке.

– Отлично. Мы договаривались о последней партии в сорок семь штук. Они при вас?

– Да. На одном из кораблей на орбите. Пересылаю координаты.

– Принимаю, – отозвалась Илорэль. – Готовьтесь к стыковке, мы сейчас будем.

Босх кивнул и отключился.

– Готов поспорить, он не продал бы тебе бомбы, если бы знал, чем рискует, – заметил Гмых. – Он рискует не только бизнесом, но и жизнью.

– Его предупредят, – Илорэль побледнела. – Ключ на старт.

Взлет прошел без осложнений, а вот стыковка заставила немного понервничать – Гмых не лучший пилот, и тонкие манипуляции в пространстве ему давались с трудом. К счастью, все закончилось успешно, корабль пристыковался к летающему на орбите Реджины крейсеру. После довольно сильного толчка Гмых устало откинулся в кресле и вытер со лба пот.

– Что б я еще раз... да никогда!

– Ты молодец, – улыбнулась девушка. – Остальное моя забота.

– Сопровождение требуется? – предложил Гмых свои услуги.

– Нет, спасибо, лучше подожди здесь, – Илорэль окинула брата Глэдис внимательным взглядом. – Не очень-то ты похож на пилота.

– Я не обиделся.

– Я знаю.

Илорэль прошла к переходнику и открыла шлюз. С другой стороны люк уже был открыт. Ее ждал сам Босх. Вино он успел выпить, а бомбы сложил в продолговатый ящик.

– Деньги уже пришли, – сообщил он, улыбаясь. – Можно поинтересоваться, для каких целей вам требуется столько...

– Нельзя, – качнула головой девушка. – Простите, Босх, дело секретное.

– Понимаю, – улыбнулся торговец. – Вы позволите пригласить вас на мой корабль? Чисто символически отметим взаимовыгодное сотрудничество.

Илорэль на мгновение замешкалась, размышляя, стоит ли принимать предложение, а потом качнула головой.

– К сожалению, я слишком надолго задержалась на Реджине.

– Лишние двадцать минут ничего не изменят, – вкрадчиво произнес торговец. – Или вы не привыкли к мирным переговорам?

Девушка поиграла подвеской и пожала плечами.

– Отчего же. Просто не хочу пасть жертвой собственного безрассудства.

– Понимаю, – Босх слегка поклонился. – Дело в доверии. Вы одна, беззащитная на чужом корабле... заплатили деньги... Не беспокойтесь, клиенты для меня дороже родственников.

– Я благодарю вас за предложение и гостеприимство, – Илорэль слегка склонила голову в знак благодарности. – Принесите, пожалуйста, покупку.

Босх махнул рукой и из-за его спины вышел толстый пиртиец – длинное, похожее на гусеницу существо в скафандре. Он поднял коробку, прошел через шлюз и поставил ее у ног девушки.

Илорэль присела, развязала красную ленту и пересчитала бомбы.

– Сорок восемь, – произнесла она.

– Последняя – мой подарок, – наклонил голову Босх. – Нечасто встретишь столь щедрых клиентов. Похоже, вы намерены взорвать планету Желну.

Девушка вздрогнула и поспешила улыбнуться.

– Не преувеличивайте. Мы не намерены использовать все бомбы одновременно.

Она поднялась и поклонилась.

– Всего доброго, Босх.

– Всего доброго.

Дверь шлюза закрылась и орлянка поспешила отнести коробку в рубку.

– Думал, спалишься, – усмехнулся Гмых, – хотел уже на помощь идти. А торговец-то близок к истине оказался. Только планетой ошибся.

Илорэль не ответила, лишь прикусила губу.

– Что ж, – здоровяк повернулся к панели управления. – Сейчас отстыкуемся и полетим. Босх-то небось кораблик наш под ударом держит, смотрит, в какую сторону направимся...

– Смотрит, – кивнула девушка. – Поэтому ты полетишь домой. К себе. А я вернусь в штаб-квартиру.

– Рисковое дело, – с сомнением произнес Гмых. – Я никогда не открывал порталов из космоса. Может, со мной? А оттуда уже на попутном крейсере... А то я бегу, как крыса с тонущего корабля.

– Я бы с удовольствием, – отказалась Илорэль, – но мы не успеем. «Скифы» еще нужно установить. Сумеешь настроить переход отсюда прямо на кладбище?

– Уже настроил, – недовольно буркнул Гмых. – Но только если тебя разорвет где-нибудь на полпути, потом не приходи жаловаться.

– Не приду, – Илорэль взяла ящик. – Удачи тебе.

– И тебе!

Девушка покинула рубку, по короткому коридору прошла к двери шлюза и вызвала пульт управления переходником. Панель в стене отъехала в сторону, обнажая плазменный экран с сенсорными кнопками.

– В расчетной точке будем через двадцать секунд, – оповестил по громкой связи Гмых. – Оттуда можешь отправляться.

Илорэль приложила ладонь к экрану, и он подсветился ровным белым светом.

– Пятнадцать, – предупредил здоровяк.

Набрала команду «открыть ранее установленный проход», удобнее перехватила коробку со «Скифами».

– Десять.

Шлюзовая дверь открылась, но за ней был не космос, а ровное белое марево.

– Шесть, – произнес Гмых. – Передавай Глэдис привет.

– Обязательно.

– Три. Два. Один. Пошла!

Илорэль шагнула вперед и погрузилась в нуль-пространство.

 

* * *

 

Из изолятора Андрея перевезли в «отстойник» за полчаса до начала боя. Одежду ему так и не выделили, посчитали, что животным она без надобности, поэтому Семенов обрадовался, когда Навор принес ему темно-синие штаны, рубаху и мягкие туфли.

– Спасибо, – от души поблагодарил он.

– Больше я ничего не могу для тебя сделать, – произнес помощник Коронера. – Одевайся.

Андрей оделся и клетка ожила. Она повезла землянина по знакомому слабо освещенному лабиринту. Андрей смотрел по сторонам на капающие трубы, электрические щиты и облезлые стены и размышлял: в последний ли раз он следует этой дорогой?

Он добрался аж до полуфинала, убил лелюшу с Бангладеры, каменного ксинианского горгула, «сыграл вничью» с победителем двух турниров – дикстрой с Лимбо и едва не погиб в челюстях раздваивающейся карликовой карлы. Какую тварь приготовили для него не сей раз? Смерть? Он ведь так и не придумал, как бороться с невидимым существом. Смотреть на следы? Но будут ли оставаться следы в живом бетоне? Может, организаторы специально покроют арену, например, досками. Слушать дыхание и рычание хищника? А будет ли оно слышно? Под колпак, накрывающий арену, проникают и вопли зрителей, и реплики комментатора...

После побега от О'рдрина, возвращения на арену и победы в третьем туре, на помощь Коронера Андрей не рассчитывал, более того, если раньше «осьминог» относился к землянину нейтрально, то теперь перешел в разряд врагов. Не осталось надежды ни на встречу с Илорэль, ни на приличное оружие. Когда его выставили против дикстры, ему дали только нож, а против карлы он дрался голыми руками. Если бы не приобретенная способность к метаморфизму, Семенова просто напросто съели бы. Нет, он сам утонул бы, а потом его бездыханное тело растерзали бы хищники. Надо думать, в драке с невидимцем ему тоже придется рассчитывать только на свои силы.

– Удивляюсь твоей живучести, – произнес вместо приветствия «Ганеша».

Клетка вывезла человека в просторное пустое помещение. Андрей улыбнулся старому знакомому и развел руками:

– Я и сам удивляюсь. Но, боюсь, мое везение закончится прямо сегодня.

– Положим, прямо сегодня не закончится, – загадочно произнес слоноподобный. – Если не растеряешься.

Многорукий подошел к щиту управления и нажал кнопку. Дверь клетки человека открылась, и Семенов спрыгнул на пол. Вопреки обыкновению его не сковало по рукам и ногам, видимо, он заслужил доверие.

– Ты знаешь, как убить невидимца? – спросил он.

– Нет, но твой противник очень плохо себя чувствует, если уже не погиб, – произнес «Ганеша». – Ко всему прочему сегодня тебе положено оружие.

– Да? – Андрей удивился. – Какое? Снова ножичек?

– Кнут.

Слоноподобный повернул рычажок, и в стене образовалось отверстие, где на крючках висело оружие: мечи, булавы, луки, дубинки, странные трубки...

– Так себе арсенальчик, – ухмыльнулся Семенов. – С таким даже против тебя не пойдешь.

«Ганеша» шевельнул ушами и, не оборачиваясь, демонстративно поднял одну из рук, в которой держал металлическое копье, стреляющее электрическими зарядами.

– Держи, – слоноподобный снял с одного из крючков кнут и передал его человеку. – Не знаю уж, чем он поможет, но все лучше, чем ничего.

– Коронер распорядился? – поинтересовался Андрей, взвешивая в руке деревянную рукоятку.

– Да. Посчитал, что без оружия бой не будет зрелищным.

– В прошлый раз его это не очень беспокоило, – припомнил Семенов.

– В прошлый раз ты сильно его разозлил.

– А теперь?

– Теперь, думаю, он поставил на твою победу, – «Ганеша» шевельнул хоботом. – Невидимец не просто так захворал, пусть Коронер и поднял на уши весь «отстойник». Поговаривают, будто ночью туда приходил неизвестный арахноид... но раз система «Допуск» его пропустила, невидимцу он ничего сделать не мог.

– Арахноид, – Андрей прищурился, – ну ладно.

– Тебе туда, – «Ганеша» махнул одной из рук.

Семенов подошел к двери-переходнику.

– Удачи, – произнес слоноподобный. – И помни: невидимый не значит не осязаемый.

 

* * *

 

– Чтоб вас... – выругался Андрей, когда увидел арену.

Справа и слева от него на высоту в три человеческих роста возвышались зеленые стены ровно подстриженного кустарника. Узкие листья источали мощный пряный аромат, из-за которого Семенов дважды чихнул. Над головой отбрасывал яркие блики прожекторов наполовину прозрачный наполовину зеркальный колпак. Длинный зеленый коридор уходил вперед и заканчивался развилкой.

– Приветствуем земля-я-янина! – раздался над ареной голос комментатора.

К лицу Андрея тотчас подлетела камера, а по ушам резанул восторженный визг зрителей.

– Отстань, – отмахнулся Семенов от электронного жука и пошел вперед.

Под ногами неслышно хрустел мелкий гравий, следов на нем, конечно не оставалось.

– Сволочи, – выругался Андрей. – Создали условия!

Щ-щух.

Семенов хлестнул кнутом. Кожаный хвост рассек воздух, а расщепленный наконечник издал довольно громкий хлопок.

Мужчина дошел до развилки, посмотрел направо, потом налево и попытался просунуть руку сквозь зеленую стену. Увы, кусты росли слишком густо, рука застряла, не достигнув противоположной стороны. Пройти сквозь них не представлялось возможным.

«Вот и славно, – обрадовался Аналитик. – Значит, невидимец тоже не пройдет, ведь «Ганеша» правильно сказал: невидимый не значит не осязаемый».

Теперь следовало вооружиться. Семенов отрастил на шее воротник, припомнив панцирь черепахи, а пальцы левой руки укоротил, украсив их крепкими длинными когтями. Неплохо защитить еще и грудь и живот, ведь красный комбинезон, который достался ему от «Мирного космоса», отобрали. К сожалению, Андрей не знал, к каким потерям в организме приведет наращивание панцирей и щитков, поэтому решил пока обойтись без экстренных мер.

Кнут в узком пространстве казался ненужным, но бросать его Андрей не спешил, он будет идти, стегая воздух впереди себя, что даст ему возможность «нащупать» противника.

– Невидимец пришел в движение! – оповестил зрителей комментатор, и толпа ответила ему дружным ором.

Андрей сглотнул и повернул направо.

Щ-щух.

Кнут ожег воздух, но сопротивления не встретил, зато кусты едва заметно колыхнулись, и в воздухе сильнее запахло пряностями.

Щ-щух.

Семенов шел достаточно быстро, периодически оглядываясь и всматриваясь в гравийную дорожку позади себя – не пошевелится ли под тяжелой поступью невидимца гравий... но пока все было тихо. Если не считать возбужденных воплей зрителей.

Щ-щух.

На перекрестке Андрей снова свернул направо и уперся в глухую стену. Развернулся, пошел в противоположную сторону, не забыв снова хлестнуть воздух впереди себя.

«Так по лабиринту можно ходить вечно», – подумал Семенов.

Но организаторы предусмотрели любое развитие событий – неожиданно над головой вспыхнула яркая красная звездочка. Ее свет на мгновение ослепил мужчину, а потом угас, ослабил яркость. Звезда несколько секунд висела над человеком, потом медленно поплыла вперед. Сомнений не было – странный источник света вел человека на встречу с противником.

«Тоже мне, путеводная звезда», – вздохнул Аналитик.

Андрей повел плечами и последовал за светом.

Зачем организаторам понадобилось создавать лабиринт из кустарника, Семенов так и не понял. Звезда вывела его на большую овальную площадку, усыпанную гравием, и исчезла.

Щ-щух.

Кнут вспорол воздух. Сопротивления не встретил. Андрей сделал несколько шагов вперед.

Щ-щух.

Снова пусто.

Еще несколько шагов.

Щ-щух.

И вдруг безо всякого предупреждения его схватили поперек туловища, подняли в воздух и...

«Задыхаюсь»!

Семенов не видел противника, но понял, что его куда-то засасывает. Ноги прижались друг к другу, будто их связали веревками, руки вытянулись вдоль туловища, на тело действовали странные силы, мешающие пошевелиться и даже вдохнуть. Андрей висел в двух метрах над землей и медленно продвигался вниз по чему-то склизкому и сильному, состоящего из сплошной мышцы.

«Меня проглотили»? – мелькнуло в голове.

Похоже, дела обстояли именно так. Он словно попал в узкую мягкую склизкую трубу, которая проталкивала его к земле, и в то же время видел и кусты, и овальную площадку.

«Это ты зря!» – разозлился Аналитик.

Семенов собрал силы, сосредоточил всю внутреннюю энергию на левой руке, чтобы повернуть кисть и вспороть невидимый пищевод, но у него ничего не получилось. Его словно парализовало. И воздуха не хватало все сильнее и сильнее.

Восхищенные вопли зрителей становились слабее, голос комментатора и вовсе исчез, зато появился новый звук – негромкое урчание ожидающего ужина желудка. Если человек достигнет конечной цели путешествия, его тело начнет растворяться в соке, и кто знает, с какой скоростью.

Андрей снова сосредоточился на руке. Он убрал с шеи ненужный защитный воротник и направил внимание на удлинение когтей. Если гора не идет к Магомету... но когти удлинялись не в ту сторону. Семенов понял это через пять секунд, когда почувствовал, что еще немного, и он задохнется от нехватки кислорода.

Спасение пришло неожиданно. Он вдруг вспомнил, как напугал Навора, да и себя самого, когда, представил Тлина, и из его спины начал расти гребень. Нужно растить не когти, а острые шипы по всему телу.

«Сдохни, скотина!»

Андрей зажмурился, сжал сознание в крохотную красную звездочку и... взорвался. Тело застонало от невозможных перегрузок – из рук, ног, вдоль позвоночника, венцом вокруг головы, даже изо лба вытянулись толстые роговые иглы.

Невидимец дернулся, и Семенов увидел, как шевельнулся мир – лабиринт качнулся, гравийная площадка повернулась влево, потом вправо, потом понеслась.

Хищник бежал к кустам.

Семенов невольно зажмурился, когда ветви приблизились практически к самому лицу, но замешательство длилось недолго – невидимец смял кусты, словно бумажные. Судя по растоптанным растениям, размером он мог соперничать с оранжевым тираннозавром на альфе Стрижа.

«Не отвлекайся!» – приказал Аналитик.

Андрей снова закрыл глаза и послал еще одну волну энергии, меняя мышцы на иглы.

Невидимец взревел.

– Так тебе!

Теперь Семенов мог дышать и говорить. Он, наконец, освободил руку, сжал в кулак, втянул несколько шипов из ног и за их счет отрастил острые зубцы на костяшках.

– Получи!

Удар!

Еще один!

Андрей чувствовал, как рвется и сминается невидимая плоть.

– Сдохни!

Он работал кулаком, прорезая себе путь наружу, и, неожиданно, вывалился на землю.

– Вот он, наш победитель! – объявил комментатор.

Но бой еще не закончился.

Невидимец растоптал кусты, продираясь к стене купола, потом неожиданно развернулся и двинулся назад.

Семенов видел, как мнутся под невидимыми лапами ветви, слышал хруст гравия. Он попытался подняться, но не смог, шипы отняли у него все силы и большую часть мышц. Он сумел только повернуться на бок и лежа стал отползать в сторону.

Кусты ломались и трещали. Невидимый враг надвигался на человека, грозя растоптать, уничтожить...

«Конец тебе, Андрей Сергеич», – констатировал Аналитик.

Андрей закричал...

И вдруг все закончилось.

Последние кусты невидимец не растоптал, а раздавил, свалившись на них всей тушей. Над трибунами повисла тишина, треск гравия тоже прекратился.

Семенов судорожно выдохнул и лег на спину.

Вот теперь конец.