Илья Одинец - Часть 2. Глава 1. Дилемма

Часть 2

Глава 1. Дилемма

Гилрод выбрал участок с редкой и чахлой травой, вытащил из дорожной сумки стратегический запас ржаного хлеба и, разломив краюху на четыре части, разложил по сторонам света. Центральную часть тщательно прополол и выпрямился, готовясь к ритуалу. Переход с означенными координатами требовал немного иного заклинания, поэтому оперативник воспользовался помощью земли – древней, как само существование, магией.

Привычным движением мужчина разрезал ладонь и, вымазав указательный палец в крови, стал чертить прямо на почве. Негромкие слова перекликались со Знаками, которые он рисовал в центре окружности, и координатами, которые вплетал в вязь по внешнему радиусу.

С последней фразой пентаграмма вспыхнула кирпично-красным, обуглилась и провалилась. Махнув на прощание Максу и придворному магу Сильрику, оперативник шагнул в темноту.

Управленец не любил командировки в техно-миры, и причин тому было несколько.

Первая: отсутствие магии. Гилрод не обладал Силой, а амулеты в таких мирах разряжались едва ли не в три раза быстрее, чем в мирах с собственной магией. Причем разряжались не только по мере использования, но даже когда не активированные висели на шее.

Вторая: дополнительные меры предосторожности при использовании магии. Согласно правилам, во избежание привнесения в чужой мир паники и сумятицы, следовало использовать амулеты только в случае крайней необходимости. Такая необходимость наступала всегда, но перед тем, как взять в руки амулеты, Гилроду приходилось выложиться по полной. Выступая против магов с голыми руками, оперативник понимал, что Управление толкает его на сознательный риск ради не всегда оправданного соблюдения правил.

Третья: преступники в техно-мирах были либо случайными гастролерами, которые скрывались от закона, а потому вели себя весьма агрессивно, либо оказывались спонтанными магами, и, следовательно, ничего не слышали об УВПП и оказывали отчаянное сопротивление, считая оперативников врагами.

Москва не стала исключением.

- Опять командировка? – сочувственно спросил Рэ.

- Опять.

Гилрод дошел до конца темного коридора перехода. Атланты, как и всегда, стояли на страже, поддерживая на поднятых над головой руках небесный свод. По окружности кирпично-красным светились знаки координат, которые оперативник нарисовал на внешнем радиусе пентаграммы.

- В техно-мирах скучно, - вздохнул левый гигант. – Ни тебе колдунов, ни инквизиторов с кострами, ни драконов, даже гномов…

- Не сказал бы, что там скучно, - произнес Гилрод. – Пусть драконов там и нет, зато есть мафия, огнестрельное оружие, наркотики и гомеопаты.

- А это кто? – спросил толстяк Боньникок, повернув голову, но все равно не увидев перемещенца.

Оперативник подошел ближе, чтобы не казаться невежливым, и ответил:

- Это люди с низким уровнем интеллекта, которые сами того не подозревая пытаются устроить пандемию.

- Таких нужно изолировать, - качнул головой Рэ.

Гилрод посмотрел на Поллукса, который до сих пор не удостоил его вниманием, и слегка поклонился.

- К сожалению, я очень спешу.

- Конечно, - Рэ повернул голову к бородачу. – Выполняй свои обязанности, - попросил он. – Три, четыре!

Каменные руки дружно повернули небесный купол. Звезды и планеты над головами каменных гигантов начали бешено вращаться, затем замедлили движение и остановились. Небо подсветилось нехорошим багровым цветом.

«Плохой знак», - мелькнуло в голове Гилрода.

Монокль прыгнул в левую глазницу, и оперативник шагнул под купол в кишащую щупальцами непроглядную тьму.

Мир вспыхнул яично-желтым. Гилрода рвануло вверх, потом вниз, затем завертело. Пространство вокруг окрасилось сливочно-белым, затем рубиновым, лазурным и ярко-алым, в нос ударил яркий медный запах крови. От неожиданности Гилрод зажмурился, прикрыл рукавом нос и упустил момент, который ждал при каждом переходе – Ирию он не увидел.

Ноги ударились о землю.

Координаты, которые продиктовал Ольхест, переместили оперативника в самый центр жилого массива, что являлось серьезным нарушением правил, в соответствии с которыми от места перемещения до ближайшего населенного пункта должно продлегать не менее трех дней пешего пути. Гилрод сам настоял, чтобы Ольхест вычислил эту точку и взял на себя ответственность за нарушение предписаний. На сей раз разведчики дали ему исчерпывающую информацию о нарушителе равновесия. По Москве разгуливал спонтанный оборотень. За ним числилось уже два убийства, и, судя по его передвижениям, он готовился совершить третье.

Изучив дело, Гилрод пришел к выводу, что справится самостоятельно. Тварь казалась умной и предусмотрительной, но не обладала достаточной силой, чтобы уложить на лопатки тренированного оперативника. К тому же в техно-мире его способности серьезно ограничивались природными законами.

Тем не менее, ситуация выглядела серьезно. Оборотень явно работал по заказу, потому что убивал не случайных прохожих, как того требовала его природа, не первых попавшихся под лапу обладателей вкуснейших сердец и печени, а определенных людей. На цели объявлялась охота с наблюдением и выслеживанием. Обе жертвы убиты без особой жестокости, сердца и печень не тронуты, а это совершенно не вязалось с обычным поведением верфольфов.

Третья жертва уже была определена. Именно поэтому Гилрод настоял на вычислении координат следующего места преступления – хотел предотвратить убийство или хотя бы взять зверюгу с поличным.

Прибыв на место, оперативник осмотрелся.

В Москве царила ночь. Темнота и пустые улицы послужат ему небольшим смягчающим обстоятельством, когда дело о нарушении правил перемещения станут рассматривать в суде, но не позволят избежать наказания за самоуправство.

Справа и слева от управленца двумя длинными рядами стояли пятиэтажные жилые дома, между которыми располагалась небольшая аллея. Гилрод легонько стукнул по нагрудному карману куртки, и монокль в золотой оправе занял свое место в левой глазнице. Как и во всех техно-мирах, оперативник не увидел ни единого всполоха магии. Окна домов, лавочки и редкие фонари на аллее казались тусклыми и мрачными. Гилрод обернулся, и в ту же секунду услышал шум, а затем тонкие подвывания, словно кому-то на ногу упал кирпич, и от боли из его рта смог вырваться только негромкий скулеж.

Огромная белая псина, ростом едва ли не в две трети человеческого роста, тащила в зубах темный силуэт человека.

Гилрод понял, что прибыл вовремя. Он рванул к собаке, на ходу вытаскивая из кармана фонарик, но к тому времени, пока добежал, псина успела откусить жертве нос. Лежащий на земле мужик орал во все горло. Оборотень наступил жертве на грудь и потянулся мордой к шее.

Медлить с применением магии больше было нельзя. Гилрод сжал в левом кулаке амулет в форме волчьей головы, и произнес заклинание. Из амулета вырвалась тонкая молния и со свистом вонзилась в бок вервольфа.

Поздно.

Псина схватила жертву за шею и дернулась. Ее лапы подкосились, кобель завалился на бок, даже не выпустив свою добычу из пасти.

Плохо. Амулет сработал едва ли на треть от заявленной мощности. Похоже, жертву уже не спасти.

Гилрод подошел к нарушителю почти вплотную и достал ошейник.

- Управление по восстановлению и поддержанию порядка! – произнес он громко. – Я пришел за тобой!

Кобель ошалевшим взглядом посмотрел на Гилрода. Оперативник понял, что столкнулся именно со спонтанным оборотнем, а не со сбежавшим от правосудия. В собачьих глазах читалось недоумение. Псина явно не понимала, что происходит, и жаждала продолжить начатое.

- Отпусти его! – приказал мужчина, срывая с шеи сразу три амулета.

Замешательство оборотня длилось всего секунду, затем он неожиданно вскочил, повернулся к Гилроду боком и изо всех сил рванул шею хрипящей жертвы.

Послышался хруст и чавканье, из шеи жертвы фонтаном брызнула кровь, пометив белую морду кобеля и кожаную куртку оперативника.

Гилрод сжал амулеты в кулаке и направил всю свою волю на нарушителя.

Краткое боевое заклинание, и в воздухе запахло озоном. Из кулака управленца пушечным ядром вылетел огненный разряд.

Оборотень подскочил и совершенно немыслимым образом увернулся. А вот Гилрод не успел.

За спиной псины находилась зеркальная витрина отеля. Разряд отразился и врезался в грудь оперативника.

Гилрод охнул и потерял сознание.

* * *

Я мчался по пустынным ночным улицам, стремясь как можно быстрее оказаться дома.

В моей душе бушевало слишком много чувств, чтобы я успел с ними разобраться и принять какое-либо взвешенное решение.

Красные всполохи – радость от сознания того, что все мои мучители мертвы, справедливость восстановлена и я, наконец, смогу забыть об этом кошмаре, и жить дальше. Синие разводы – волнение по поводу предстоящей встречи с алкоголиком Николаем. Он видел меня уже дважды, и мое появление однозначно послужит ему доказательством существования слишком умного пса в реальности, а значит, он обойдет весь подъезд, постучится во все двери, разбудит соседей в поисках свидетелей, чтобы документально зафиксировать мое возвращение домой.

Темно-зеленые крапинки – беспокойство из-за лже-Иркиного профиля в Одноклассниках. Его требовалось удалить как можно скорее, но сначала на всякий случай стереть все переписки и изменить фотографии на снимки моделей, чтобы при восстановлении профиля от «Анжелины» не осталось и следа.

Над всем этим буйством красок красного, синего и зеленого властвовали белые всполохи искреннего изумления, которые периодически вспыхивали настолько ярким светом, что заглушали все остальные цвета.

Что это был за человек? Откуда он взялся? Почему я не слышал об управлении с таким идиотским названием? Это шутка? Он из полиции? Почему не применил табельное оружие? Что за шар он выпустил из ладоней? Он колдун? Разве это возможно?

Мой мозг рождал вопросы один за другим, выстреливал ими прямо в ночное небо, откуда они, безответные, сыпались на меня, словно градины, ударяли по макушке, проникали сквозь кости черепа и кружились в мозгу.

Неужели тот белобрысый действительно обладает магической силой? Он пришел один? Зачем влез не в свое дело? Почему сразу меня не убил? А может, не хотел убивать? Просто остановить? Почему? Он знал, что я понимаю человеческую речь! Он обращался ко мне, как к человеку. Значит, распознал во мне оборотня Как? Он встречал вервольфов и раньше? Неужели в Москве я такой не один? Или он пришел откуда-то, где оборотни встречаются на каждом шагу, ведь он маг… но я-то собака, а не волк.

Я остановился, не добежав до дома каких-то два квартала.

Если тот человек действительно маг, неважно, местный или прилетевший на серебряной летающей тарелке, он может мне помочь.

Я развернулся и побежал обратно к «Дега».

Попрошу его, чтобы вернул мне способность ходить. Или превращаться в собаку по желанию в любое время суток! Или пускай сделает меня меньше и перекрасит в серый или коричневый, чтобы я не привлекал к себе лишнее внимание. Или…

Стоп. А с чего я вообще взял, что он мне поможет? Он пришел меня остановить и выстрелил огромным белым шаром. Может, он все-таки хотел меня убить?

Я снова остановился, заскулил, от невозможности принять хоть какое-то решение, подбежал к пустой автобусной остановке и лег под козырьком.

Вернуться или идти домой? Рискнуть или оставить все, как есть? Если рискну, то, возможно, пожалею. При плохом стечении обстоятельств белобрысый выпустит в меня еще один шар, от которого я уже не успею увернуться. Но если я не рискну? Тогда однозначно умру от неизвестности и отчаяния. Ведь всегда существует вероятность положительного исхода. Вдруг, тот тип действительно сможет мне помочь? А если не захочет? Смогу ли я его заставить? Ведь он маг…

Близился рассвет. Я понимал, что если не решусь вернуться к незнакомцу прямо сейчас, буду жалеть об этом всю оставшуюся жизнь. А если решусь, то вернуться домой до рассвета уже не успею.

Перспективы следовало хорошенько обдумать, но мои лапы уже выпрямились и подняли тело с холодного асфальта. Я тряхнул головой и уверенным галопом помчался обратно к отелю.

* * *

Белобрысый лежал там, где я его оставил – в метре от мертвого Второго, повернув голову на бок. Не шевелился, но был жив – его грудь равномерно вздымалась в такт медленному дыханию. Теперь я мог хорошо его рассмотреть. Высокий со светлыми волосами и недельной небритостью. Его черты лица показались мне обычными, ничем не примечательными: обыкновенный нос, обыкновенный рот, никаких особенных примет. Расстегнутая кожаная куртка обнажала мускулистый торс, обтянутый светлой футболкой, на шее едва заметно блестели тонкие серебряные цепочки.

Неподалеку от незнакомца, рассыпавшись веером, валялись пять или шесть серебряных подвесок и разорванные цепочки. Одна из безделушек изображала волка, для остальных придумать названий я не смог. Я осторожно понюхал подвески и приблизился к белобрысому вплотную. Ткнул носом в его щеку.

Не пошевелился.

Негромко гавкнул.

Без движений.

Тогда я достаточно сильно толкнул его лапой в бок и заскулил прямо в ухо.

Реакции не последовало. Видимо заряд, который он послал в меня, на некоторое время вывел его из строя. Значит, он все же хотел меня убить?

Приближался рассвет, который нам придется встретить втроем: оборотню, который с первыми лучами восходящего солнца превратится в голого калеку; трупу, который спустя определенное время начнет нещадно вонять и привлечет внимание; и здоровенному мужику с магическими способностями и непонятными намерениями.

Отсидеться было негде – назначая встречу Егорову, я не планировал прятать его труп и трансформироваться вне дома. Однако оставить белобрысого незнакомца здесь не мог. Он был мне нужен.

Я с беспокойством пробежался по парку между домами. Метрах в пятидесяти от входа в отель увидел лавочку и понял, что днем здесь наверняка будут сидеть бабули и прогуливаться мамочки с колясками. Прятать труп в кустах бессмысленно.

Я вернулся к отелю и завернул за угол. Есть! Огромный контейнер для крупногабаритного мусора.

Подойдя к главному входу в «Дега», я схватил Второго за шиворот и через кусты потащил к мусорке. Труп оказался тяжелым. Тянуть его по земле силой одних челюстей оказалось весьма сложно, и если бы мусорный контейнер стоял еще немного дальше, я ни за что бы Второго туда не дотащил.

Добравшись до пункта назначения, я схватил Егорова за пояс и с огромным трудом перевалил в контейнер. Фыркнув, я осознал, что весь перемазался в его крови, более того, в увитой плющом галерее перед входом в отель из тела натекла огромная лужа красной, пахнущей металлом, субстанции.

Я вернулся к арке и критически осмотрел следы преступления. Потом зеркальную дверь закрытого отеля. Потом снова кровавые следы и, наконец, две огромные клумбы с засохшими петуньями по обе стороны входа.

План появился почти сразу. Не безупречный, зияющий дырами, словно женские колготки в сеточку, но вполне осуществимый, хотя и чрезвычайно рисковый. В любом случае, другого выхода я не видел – по моим ощущениям до рассвета оставалось чуть больше получаса.

Я разбежался и влетел головой прямо в стеклянную дверь. Стекло оказалось толстым, но натиска восьмидесятикилограммового тарана не выдержало и осыпало меня осколками. Тут же заверещала охранная сигнализация. Я поднялся на задние лапы, сшиб сирену и отряхнулся. Следовало торопиться, «Дега» охраняли «пультовики». Получив сигнал о взломе, они обязательно приедут для проверки, и к тому времени мне нужно будет найти хорошее место для ночевки.

Холл отеля оказался совсем крохотным. В темноте я отчетливо увидел стойку респешен и два кресла напротив. Короткий коридор справа заканчивался лестницей, уходящей на второй этаж. Возле стойки располагался небольшой автомат со снеками и лифт.

Я тревожно обернулся на лежащее перед входом в отель тело, и нажал кнопку лифта. К счастью, электричество в «Дега» не отключили, поэтому лифт приветливо распахнул двери.

Моей пасти снова пришлось поработать. Я стискивал зубы и молился, чтобы не вывихнуть челюсть или не вырвать зубы – белобрысый весил в два или три раза больше Второго. Меня подгоняло сознание скорого приезда охранников и надвигающийся рассвет. Я торопился. Впихнул мага в лифт, нажал кнопку последнего этажа и выбежал в холл. Двери лифта закрылись, вознося мою надежду на здоровые ноги под крышу.

Пришло время позаботиться о «легенде».

Через разбитую дверь я вышел на улицу. Первую клумбу я перевернул рядом с лужей крови, засыпал красное озеро толстым слоем чернозема, а тяжелый металлический горшок откатил в сторону. Землей из второй клумбы я засыпал след, ведущий к бетонным арочным столбам, увитым плющом. За ними начинался газон, который не косили, наверное, с середины лета, и кровавая дорожка не так бросалась в глаза. Я не сомневался, что «пультовики» делают свою работу на «от…ись». Приедут для галочки, составят протокол и уедут, потому что хозяин заведения находится в местах не столь отдаленных. Впрочем, это меня уже не касалось. К тому времени я надеялся, что белобрысый очнется и каким-нибудь магическим трюком все уладит. Главное сейчас – затаиться и выиграть немного времени.

Критически осмотрев территорию, я вернулся в гостиницу и подошел к автомату со снеками. Навалился на стеклянную панель, и она лопнула. Добив стекло лапами, я вытащил упаковки с сухариками, рассыпал по полу пару пакетиков «M&M’s», оттащил к входу две пачки сушеных кальмаров и несколько банок пива, а остальное побросал в ближайшие кусты. Затем придирчиво оценил результаты проделанной работы. Ленивые охранники наверняка подумают, будто воры позарились именно на снеки, и не станут тщательно обыскивать помещения.

Время рассвета неумолимо приближалось. Я взбежал на последний этаж, нажал кнопку лифта и вытащил белобрысого в коридор. Затем отправил лифт обратно на первый и осмотрелся. Темный короткий коридор с дверями гостиничных номеров по обе стороны заканчивался окнами, закрытыми жалюзи. Я навалился на дверь ближайшего номера всем телом, и фанерная дверь подалась – сломанный замок разодрал деревянный косяк, впуская нас внутрь.

Последнее усилие, и я привалил белобрысого к двери изнутри номера, подперев ее бессознательным телом. Когда трансформация свершилась, я крепко связал руки незнакомца его же собственным кожаным ремнем, а потом долго отдыхал, лежа рядом, и смотрел, как на его шее едва заметно сверкают тонкие серебряные цепочки.

* * *

Гилрод очнулся не сразу. В полубессознательном состоянии он чувствовал, как его тело то поднимается, то опускается. Периодически ему становилось тяжело дышать, словно его душил огромный белый пес. Иногда галлюцинация казалась настолько правдоподобной, что сердце начинало биться немного быстрее, но сознание так и не возвращалось.

Когда оперативник очнулся, обнаружил себя сидящим на полу в чьей-то комнате. На его коленях лежала голова совершенного голого молодого человека. Парень спал, негромко посапывая.

Руки Гилрода оказались крепко связаны за спиной. Опустив взгляд, он понял, что растерял практически все амулеты. Без рук вытащить монокль из нагрудного кармана не удастся, но и без монокля оперативник знал, что на его коленях спит именно тот, кого несколькими часами раньше он пришел арестовывать - вервольф. Точнее, оборотень, перекидывающийся в огромного белого пса. Редкий и очень опасный зверь.

Грудь до сих пор болела. Гилрод неосторожно пошевелился и понял, что прошлой ночью неудачным нападением на зверя сам сломал себе несколько ребер. Неприятно, но не смертельно, однако может помешать транспортировать нарушителя в Управление. Если, конечно, ему удастся высвободить руки.

Окинув взглядом убогую обстановку комнаты, мужчина понял, что пробыл без сознания не так уж и долго – солнце за окном не достигло высшей точки, а значит, амулеты, которыми он ударил по псине, за несколько минут пребывания в техно-мире потеряли почти треть своей мощи. Очень много. И очень странно.

Взвесив все «за» и «против», Гилрод громко произнес.

- Проснись и развяжи меня! Я официальное лицо Управления!

Оборотень дернулся, но тут же расслабился.

- Ты маг? – на лице парня появилась блаженная улыбка. Он перекатился на бок, затем на спину. Его ноги странным образом сплелись, словно макаронины на вращающейся вилке.

Молодой человек приподнялся, сел и руками поправил нижние конечности.

- Ты парализован? – удивился Гилрод.

- Да, - парень кивнул и отполз от оперативника.

«Сумасшедший, - мелькнуло в голове управленца. - Почему этот тип не сбежал?»

- Развяжи меня! – повторил он.

- Нет, - качнул головой молодой человек. – До тех пор, пока не скажешь, чего тебе от меня надо.

- Ты нарушитель, я – старший оперативник УВПП. Пришел, чтобы доставить тебя в Управление.

- Зачем?

- Чтобы тебя судили.

- А что я нарушил? – оборотень наивно похлопал ресницами.

- Твои права тебе зачитают на суде, - Гилрод снова дернулся, но ремень держал крепко, а ребра взорвались приступом невыносимой боли.

Оперативник чувствовал себя просто отвратительно. Подобное произошло с ним впервые. Он четко определил опасность, которую представлял из себя нарушитель, оценил свои способности к задержанию преступника, только вот из-за какого-то несчастного зеркала опытный управленец лежал связанный, беспомощный, в полной власти спонтанного убийцы.

- Используя магические способности в техно-мире, ты убил троих человек, - произнес Гилрод. – Тем самым обратил на себя внимание Управления. Моя задача – доставить тебя в УВПП для вынесения приговора.

- Хреновый из тебя опер, коли ты попался калеке, - засмеялся оборотень, но тут же помрачнел. – Ты один?

- Пока да. Но если сбежишь, за тобой пришлют уже не меня, а карателей. Тогда тебя убьют. В любом случае.

Некоторое время молодой человек молчал, видимо, соображая, что же ему теперь делать. На его лице Гилрод прочитал отчаяние и безотчетную надежду.

- Где находится Управление? – наконец спросил оборотень. – Здесь, в Москве?

Оперативник отрицательно качнул головой.

- Даже не твоей планете.

- На Марсе, что ли? – натянуто улыбнулся парень.

- В другом измерении, - произнес Гилрод. – В твоих интересах меня развязать, пока я даю тебе такую возможность и не освободился сам.

Молодой человек помолчал, еще раз обдумывая варианты, а потом вздохнул.

- Ползи сюда, - произнес он. – Мне самому тяжело.

Гилрод перевалился на бок, согнулся и поднялся в полный рост. Подошел к оборотню и повернулся спиной.

Блеф снова его спас. Он, конечно, сумел бы выпутаться из ремня, но это отняло бы слишком много сил и времени. К тому же он не хотел признаваться подозреваемому, что без амулетов его магические способности ни чем не отличаются от способностей любого человека на улице техно-мира.

- Будь другом, подай покрывало с кровати, а то даже неловко как-то, - попросил оборотень, когда развязал руки Гилрода.

Оперативник проигнорировал просьбу и сел на кровать напротив и уставился на подозреваемого. Этот психологический прием, направленный на подавление и смущение оппонента, включал два составляющих: сидеть выше, чем обвиняемый и находиться спиной к источнику света. Таким образом управленец демонстрировал свое превосходство и скрывал выражение лица, а лицо оппонента, напротив, хорошо освещалось, и было приподнято в сторону оперативника, который легко считывал его эмоции. Сейчас к этим преимуществам добавилось еще одно – нагота молодого человека. Она явно доставляла тому неудобство и заставляла отвлекаться, а значит, теоретически, могла снизить процент вранья.

Гилрод впервые видел такого странного оборотня: парализованный по пояс человек перекидывается в совершенно здорового пса. Здесь явно не обошлось без сторонних сил.

- Рассказывай, - произнес оперативник. – Как ты получил магические способности?

- А может, ты сначала представишься? – прищурился нахал, прикрываясь ладонями.

- Старший оперативник…

- Это я уже слышал. Зовут-то тебя как? Я Владислав, - оборотень протянул правую руку. – Можно просто Слава.

- Гилрод, - оперативник не пошевелился. – Теперь рассказывай.

- Нечего рассказывать, - молодой человек опустил ладонь и снова прикрыл причинное место. – Не знаю. Упал, очнулся, оборотень.

- Значит, - Гилрод прищурился, - не знаешь?

- Не знаю.

Управленец стукнул по нагрудному карману и посмотрел на оборотня сквозь стекло монокля. Слава фонил очень сильно. От него текли толстые тяжелые темно-фиолетовые канаты силы. Огромной силы неизвестного происхождения. Гилрод мысленно вздохнул, сожалея, что сейчас при нем нет зеленой клеенчатой тетради для записи показаний.

- Значит, это не ты нашел запасы аккумулина, а тебе помогли? – уточнил оперативник.

- Запасы чего? – поднял брови оборотень.

- Неважно.

Гилрод нахмурился. Ему показалось, что парень говорит правду, и эта непосредственность вкупе с симпатичной мордашкой подкупала. Как ни крути, парень не казался отъявленным преступником, однако не стоило забывать, что он убил уже троих.

- Как ты выбираешь жертв? – строго задал оперативник следующий вопрос.

Владислав заметно побледнел, поджал губы, а потом предложил:

- Если ты уж так хочешь покопаться в моей голове, то давай, хотя бы, по очереди. Ты явно заинтересован мной, а мне жуть как нужно узнать о тебе. Ты маг?

На этот вопрос оперативник отвечать не стал. Лгать при исполнении он не мог, а сказать правду, значило признаться в собственном бессилии. Сейчас, имея на руках всего два или три амулета, по магическим способностям он практически сравнялся с оборотнем в облике человека.

- Я нахожусь при исполнении и могу использовать магию в техно-мирах, - выкрутился Гилрод. – От меня не скроешься, я найду тебя, где бы ты ни спрятался. У тебя не хватит сил тягаться со мной.

- Да я вроде и не собирался, - пожал плечами оборотень. – Кто, думаешь, тебя сюда затащил? Если бы не я, тебя бы нашли охранники. А рядом с тобой труп. Представляешь, что тогда было бы? Я запихнул тебя в лифт и дотащил до этого номера, а покойника спрятал. Хреново, конечно, но сегодня вторник, а мусорщики приедут не раньше четверга… Короче, я выиграл нам два дня.

Гилрод нахмурился. Если все действительно так, как говорит этот парень… Управленец поднялся, ему срочно были нужны остальные амулеты и дорожная сумка. Если сейчас они в отеле, возле которого произошло то позорное сражение, амулеты лежат где-то перед входом, а сумка – в кустах неподалеку. Если, конечно, вещи не растащили местные ребятишки.

- Раз уж ты не можешь ходить, пока посиди.

Оперативник направился к двери.

- Гилрод, ты куда?! Ты вернешься?! – в голосе оборотня слышалось искреннее беспокойство.

- Вернусь. Но в твоих интересах помолиться богам, чтобы я застрял где-нибудь по пути, или вовсе исчез. Я – твой судия.

* * *

Я ждал белобрысого в номере. На первый взгляд он показался нормальным мужиком. Он был старше меня всего лет на пять или шесть, но в нем чувствовалась особая, почти военная выправка, и вел он себя, словно каменный истукан. Неужели можно быть таким, обладая магией? Неужели нельзя радоваться жизни, ежедневно вытворяя всякие безумства? Будь у меня магические силы, я бы ходил по улицам и тайком колдовал детишкам конфеты в карманах, а себе – целую связку воздушных шариков, чтобы взлететь к облакам и запрыгнуть в военный самолет, выбрасывающий парашютистов. Вот бы они офигели!

А если серьезно, первым делом я бы наколдовал себе здоровые ноги. И целую гору подарков для маленькой Даши. Потом купил бы Ирке хорошую трехкомнатную квартиру поближе к ее работе, и занялся благотворительностью. Но не показной, а тайной. Может, устроился бы сторожем в детский дом и каждый день дарил сиротам новые вещи и книжки. А чем занимается Гилрод? Как он применяет свою магию?

Судя по тому, что я услышал, он не то полицейский, не то военный, короче, находится при исполнении. А в не рабочее время? Он хоть кому-нибудь помогает?

Я тряхнул головой, стараясь переключиться в продуктивное русло, и прислушался. С улицы не доносилось ни звука. То ли благодаря пластиковым окнам, то ли потому, что возле закрытого отеля никто не гулял.

Судя по всему, солнце встало уже достаточно давно. Несмотря на случившееся ночью, я чувствовал себя прекрасно. Видимо, о себе давала знать та абсолютно невероятная ситуация, в которой я оказался – все-таки не каждый день встречаешь настоящего мага. Надо бы поинтересоваться, много ли в Москве других оборотней.

Я подполз к кровати, стянул покрывало и неловко в него замотался.

Гилрод вернулся спустя пять минут. В руках он держал пыльную побитую жизнью дорожную сумку с миллионом тесемочек и карманов, в руке виднелись серебряные цепочки.

Ночью, когда я заметал следы преступления, мне пришлось отшвырнуть непонятные подвески подальше в траву, чтобы «пультовики» не забрали их с собой как улику. Я не сомневался, что белобрысому они еще понадобятся, но не знал, будет ли для меня хорошо, если он их найдет.

Он их нашел.

Быстрым шагом мужчина приблизился ко мне. На его лице читались явно нехорошие намерения. Я отполз к стене и выставил руки.

- Что ты хочешь со мной сделать?!

Белобрысый бросил сумку на кровать и стиснул кулаки.

- Ударишь паралитика?! – с вызовом выкрикнул я, готовый защищаться.

- Не говори ерунды, - Гилрод опустился передо мной на колени. – Протяни ладони.

- Зачем?

Я инстинктивно спрятал руки за спину, мне категорически не нравилось происходящее.

- Не заставляй применять силу.

В моей душе медленно поднимались злость и гнев.

- Если ты такой большой и сильный, значит, тебе все можно? Думаешь, если я паралитик, то и постоять за себя не могу? Думаешь, у меня гордости нет?

- Помолчи, - негромко произнес Гилрод и легонько стукнул меня кулаком в лоб.

Я почувствовал, что теряю контроль. Руки сами собой расслабились, и белобрысый нагло положил их на мои колени, а сверху положил свои, сжатые в кулаки. И, кажется, эти кулаки светились едва заметным голубым светом.

- Сейчас я буду задавать вопросы, - предупредил Гилрод, - а ты будешь отвечать.

- Не буду, - упрямо произнес я. – Чего тебе от меня надо?

- Я при исполнении, - напомнил маг, и его кулаки засветились чуть ярче.

По моей спине пробежала тонкая струйка холода, добежала до копчика и растеклась по всему телу обжигающим спокойствием. В эту секунду мне стало все равно, что со мной сделает этот человек. Судья он, или кто…

- Как ты получил магические способности? – повторил белобрысый свой первый вопрос.

- Никак, - ответил я.

В голове тем временем стройными рядами промаршировали воспоминания: вот я роняю вареное яйцо под стол, вот тоскливо смотрю в окно, вот зажимаю ноги между стеной и инвалидным креслом и неловко встаю, цепляясь за ручку окна, вот лечу вниз…

Руки мага дернулись.

Вот добрый Валерий Иванович сообщает, что я местное чудо, вот Ирка, которая привезла из дома тонну продуктов и разложила в палате вещи, а вот я читаю о себе в интернете.

Я смотрел картинки собственного прошлого, и сквозь них видел глаза белобрысого – холодные равнодушные глаза человека при исполнении.

Картинки сменялись одна за другой: вот первая ночь, когда я испугался собственной руки, превратившейся в лапу. Вот день, когда я едва ли не с отчаянием искал в сети симптомы психических расстройств. Вот день, когда я впервые трансформировался полностью и понял, что больше не привязан к креслу…

- Ясно, - Гилрод убрал кулаки и тыльной стороной ладони вытер лоб. – Заезжие.

- В смысле? – не понял я.

- В прямом, - белобрысый посмотрел на меня, склонив голову на бок, словно решал, открывать ли мне тайну, или нет, а потом пояснил: - тебя спас заезжий маг. Может, пожалел, а может, хотел в дальнейшем использовать…

- Значит, это не случайность и не чудо?

В моей голове никак не хотела укладываться эта истина: наличие в мире магии и наличие в Москве магов. Самых настоящих, которые могли спасти человека от падения с шестнадцатого этажа и превратить в оборотня.

- Это сильная магия, - произнес Гилрод. – Жаль, что ты никого не видел, когда летел.

- Было не до того, знаешь ли, - огрызнулся я.

Теперь моя надежда стала еще сильнее. Если белобрысый мне поможет, то есть все шансы найти своего спасителя и его товарищей.

- Что со мной будет? – холодея, спросил я.

На мой вопрос Гилрод не ответил, зато задал свой. Тот, что задавал ранее:

- Как ты выбираешь жертв?

Он снова положил светящиеся кулаки мне на руки. Я уже знал, что за этим последует, и дернулся, однако сил хватило только на едва заметное движение.

Перед моими глазами снова начало проигрываться кино. Теперь мне (а заодно и белобрысому) мозг бессовестно демонстрировал все, что касалось «того дня».

Я изо всех сил затряс головой.

- Не смотри!

Собрав всю силу в кулак, я отбросил руки мага. Гилрод охнул, выронил амулеты и поспешно схватил меня за запястья.

- Не сопротивляйся, - велел он. – Я все равно узнаю.

И он узнал. Узнал, как меня избили, как изнасиловали, как сломали позвоночник, навеки приковав к креслу-каталке. Увидел лица тех троих, увидел, как, уже умея превращаться в гигантского белого пса, я искал их в интернете и выслеживал на улице, пока мне не улыбнулась удача. Он стал свидетелем трех убийств. Трех позорных, но таких необходимых действий.

Я отвернулся. В душе боролись стыд и гордость. Стыд за то, что незнакомый человек увидел то, что сделали со мной те подонки, и гордость за то, что я сумел отомстить.

- Мне очень жаль, - тихо произнес Гилрод, поднимаясь, - но мне все равно придется доставить тебя в Управление.

- В какое управление? Зачем? Ты ведь уже понял, больше я никого не убью! А те трое заслужили все, что я с ними сделал.

- Ты арестован, - холодно ответил белобрысый. – Ты обвиняешься в преднамеренном убийстве трех человек с использованием магии в техно-мире. Во имя сохранения равновесия ты будешь приговорен к казни.

- Что?!

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить