Илья Одинец - Часть 2. Глава 6. Его магишество

Глава 6. Его магишество

Гилрод обрадовался неожиданной подмоге в лице Эналая. Он не ожидал помощи, но встреча с управленцем не оказалась сюрпризом.

Ольхест дал им с Вячеславом наводку сразу, как только аппаратура засекла нарушителя, но по долгу службы он отправил по тем же координатам, разведчика, которые всегда действуют очень быстро и скрытно, а затем и службу оперативного реагирования в лице Эналая.

В теории существовала крохотная вероятность дотошного соблюдения официальным лицом Управления всех правил, по которым, переместившись в Караш-адар на расстояние трехдневного пешего пути от столицы, оперативник отправится в путь не спеша, пользуясь только своими ногами или попутным транспортом. Но Гилрод по себе знал: большинство управленцев в магических мирах после перемещения прыгали сразу к месту назначения. Поэтому Гилрод практически на не сомневался, что пересечется с кем-то из своих.

В то же время отдать «добычу» управленцу он не мог – Ольхест рисковал слишком многим, чтобы Гилрод бездумно разбрасывался заданиями. Чем реже ему придется обращаться к связисту, тем лучше. Поэтому он отправился во дворец сразу, как только понял, что именно туда ему и следовало отправиться. И оборотень, конечно, увязался следом.

Поначалу Гилрод посчитал сопровождение дурацкой идеей, но в итоге обрадовался компании – огромный белый пес не только помог в драке, но и уверенно прокладывал путь через стены, которые они с Эналаем от души колотили кувалдами.

- Уже скоро, - предупредил Слава, принюхиваясь к невидимым следам на стеклянном полу.

Будь он обычной собакой, вряд ли смог учуять следы мага, да еще и на стекле, но парень был силен. Чрезвычайно силен, и сам о своей силе не догадывался. Гилрод с содроганием задавался вопросом, насколько могущественный маг обратил его в вервольфа.

- Вымерли они здесь все что ли? – спросил Эналай, пробираясь по цветным осколкам очередной стеклянной стены.

- Странно, что нас никто не встречает, - согласился Гилрод. – Где все слуги? Кухарки? И вообще охрана?

- Вам мало армии зомби? – тявкнул оборотень и неожиданно остановился. – Здесь.

Гилрод размахнулся и ударил по желтому стеклу молотком. Стена осыпалась и обнажила вполне себе обыкновенную каменную кладку.

- И тут обман, - сплюнул Эналай и провел ладонью по холодному камню. – Просто так ее не разрушить.

Гилрод снял с шеи медальон, но черный качнул головой.

- Побереги для другого случая. И отойдите подальше.

Оборотень послушно отбежал на несколько шагов, и Гилрод последовал его примеру. В отличие от него Эналай обладал магической силой с рождения и в этом измерении черпал силу едва ли не из воздуха.

Брюнет навалился на стену обеими руками, словно пытался сдвинуть ее с места, и стал быстро бормотать заклинания. Каменная кладка под его ладонями начала плыть, скрепляющий булыжники раствор осыпался крошкой, а сами камни потекли, словно парафин зажженной свечи. Спустя полминуты стена рухнула и открыла проход на узкую винтовую лестницу.

- Я первый! – Гилрод потер руки, и они засветились тусклым желтым светом.

- Сказал же, побереги магию! – Эналай взмахом заставил руки Гилрода погаснуть, и сам первым шагнул в темноту. – Эй, псина, нам куда?

Оборотень понюхал ступени:

- Вниз. Эти следы самые свежие.

Троица начала спуск. Эналай впереди, готовый атаковать в любой момент, следом оперативник, а позади огромный белый пес. Судя по тому, как беспокойно он перебирал лапами, Слава прекрасно видел в кромешном мраке и жаждал спуститься как можно скорее. Эналай тоже шел уверенно, а Гилроду приходилось идти на ощупь. Но как бы ему ни хотелось подсветить себе путь с помощью магии, управленец говорил дело – амулеты нельзя тратить бездумно. Если раньше после каждой командировки он сдавал разряженные амулеты в Хранилище и забирал новые, то сейчас оставалось надеяться только на подзарядку. А без должного опыта это дело сложное и ненадежное.

- Глубоко забрался, клоп, - прошептал Эналай и внезапно остановился. – Что-то слышу!

Путники замерли, прислушиваясь к тишине, но ничего не услышали, даже оборотень, подняв уши, через некоторое время снова прижал их к макушке.

Лестница закончилась, и пес уверенно повел товарищей по темным коридорам. Гилрод чувствовал себя не в своей тарелке – теперь уже не он руководил операцией. За десять лет службы он привык быть главным и единственным действующим лицом. Если ему и приходилось вызывать подмогу, то это было его решением, обдуманным и единственно правильным. Сейчас же он, хотя и понимал необходимость сторонней помощи, предпочел бы идти первым.

- Он здесь, - прошептал оборотень.

Узкий коридор привел путешественников в просторный каменный зал. Его освещал яркий свет двух факелов, которые были вдеты в металлические кольца по обе стороны от невзрачной деревянной двери с коваными петлями и тяжелой круглой ручкой. В разные стороны из зала уходили еще три коридора, в двух из которых стояли стражники – лупоглазые мужчины в обтягивающих голубых комбинезонах.

- Стоять!

Оборотень пригнулся, готовясь к прыжку, но Эналай его опередил – едва заметным движением пульнул в охранников горсть невидимых парализаторов, и мужчины молча повалились друг на друга.

Гилрод вздохнул. Ему нравилось наблюдать за работой опытных магов, но каждый раз становилось обидно за собственную бесталанность. Без амулетов он не мог даже трансформироваться в собаку.

- Дверь опечатана! – объявил брюнет. – Гилрод! Помогай!

Оперативник снял с шеи предпоследний рабочий амулет и сжал в ладони.

- На счет «Три». Раз, два, три!

Пес взвизгнул и прижался к полу. Из амулета Гилрода и ладоней Эналая вырвались ослепительные белые лучи. Они прожгли дверь, отчего древесина завыла, словно раненная волчица, и осыпалась пеплом.

Некромант ждал гостей во всеоружии. Он висел в воздухе посреди огромного зала, по периметру которого в три ряда в высоту стояли бочки с вином, и мычал. Из каменной кладки пола начали подниматься мертвяки. Пес, не раздумывая, ринулся в бой. Гилрод бросился в правую сторону, Эналай – в левую. Не сговариваясь, они направили белые лучи на некроманта, но тот отразил их, прикрывшись серебряным щитом. Его идеально выглаженный костюм и кожаные ботинки не пострадали.

- Идиоты, - фыркнул некромант и мотнул головой.

С потолка на незваных гостей посыпались крупные, с футбольный мяч, огненные шары. Они прыгали, отскакивая пола и стен, а когда врезались в зомби, прожигали в них сквозные дыры.

- Берегись!

Гилрод бросился к оборотню, прикрыв его магическим зонтом. Эналай, увернувшись два или три раза, охнул – один из файерболов обжег его по касательной.

Оперативник пригнулся, ударил в челюсть ближайший труп и оглянулся. Пес носился по комнате, прячась от шаров за спинами мертвяков, а Эналай, прыгая, как горный козел, пытался попасть в некроманта молнией, но каждый раз, когда его руки соединялись, мимо пролетал очередной файербол.

Они проигрывали. Выбора не оставалось.

Гилрод залез во внутренний карман куртки и вытащил крохотный, с ладонь, фиолетовый флакончик, сделанный из горного хрусталя и искусно украшенный резьбой.

- Третье желание! – выкрикнул он.

Некромант повернул голову в сторону оперативника, но тот уже бросил флакон на каменный пол.

- Убей его! – приказал Гилрод.

- Нет! - Мехмен поднял руки, защищая голову, но не успел – в подземелье громыхнуло, на некроманта налетела голубая молния и ударила прямо в сердце.

- Свобода! – завизжал противный оглушительный голос. – Свобода!

- На пол! – скомандовал Гилрод и бросился навзничь.

Смертельно опасные файерболы собрались в огромный огненный ураган, который пару раз пронесся по залу, почти касаясь макушек прижавшихся к полу людей и собаки, а потом ухнул вниз, оставив после себя лишь закопченные камни.

Тело некроманта безвольной куклой осталось лежать посреди армии зомби. Эналай поднялся и неловко пнул его ботинком.

- Готов.

* * *

Без огненных шаров зал погрузился в полумрак, Эналай подсветил его несколькими факелами, которые создал прямо из воздуха, и задумчиво встал возле мертвого Мехмена Зумлир-адара.

- Как лавры делить будем? – спросил он, обернувшись к белобрысому.

Я подошел к Гилроду и встал рядом. Если понадобится, я тотчас перегрызу горло этому чернявому, но, надеюсь, повод для очередного преступления не появится. Я не убийца. Хотя на моем счету не только три человеческие жертвы, но и несколько десятков зомби. Я был готов защищать белобрысого точно так же, как он защитил меня в Отстойнике.

А еще я жутко хотел подойти к Эналаю и попросить вылечить мои ноги.

- Нас и без тебя рассудят, - ответил Гилрод, подбирая с пола оброненную в пылу драки дорожную сумку.

- Упс! Это моя! – Брюнет взял из рук моего товарища сумку и указал в угол. – Твоя там.

Я ринулся в угол и принес сумку белобрысому. От нее, как и от всего вокруг, воняло мертвечиной.

- Мне жаль, - произнес Эналай, - что тебе пришлось потратить последнее желание джинна на этого говнюка.

- У тебя есть джинн? – я осмотрел пустой потолок.

Я видел голубую молнию и слышал голос, но даже подумать не мог, что у Гилрода есть собственный джинн.

- Ты и правда загадал последнее желание? – с ноткой разочарования спросил я.

И дело даже не в собственном эгоизме и надежде на выздоровление, просто я никогда не видел настоящих джиннов и не предполагал, что они существуют. Так же как и оборотни.

- Совершай свой ритуал, - неожиданно раздался из-под потолка визгливый голос. – Я сделала все, как ты хотел! Теперь я ничего не должна Управлению!

- Это женщина? – тихо спросил я, оглядывая пустой потолок.

В зале громыхнуло, и я прижался к полу, пытаясь защитить уши от нестерпимого шума. Гилрод подошел к осколкам фиолетового флакона, провел над ними рукой и произнес формулу.

- Благодарю за твою помощь, - закончил он. – Теперь твой долг оплачен полностью.

- А твой еще нет! – визгливо выкрикнула джинниха и вылетела сквозь потолок.

На мгновение я все же ее увидел, прямо перед тем, как она исчезла. Невысокая блондинка в коротком зеленом платье с симпатичным личиком и стройными ногами. В Москве она вполне сошла бы если бы не за модель, то за фитоняшку однозначно.

- Что она сделала? – поинтересовался я.

- Лучше бы спросил, чего не сделала, - Гилрод поднял дорожную сумку. – Не жалей. От нее все равно было больше вреда, чем пользы.

- Не знаю. Некроманта она убила мгновенно.

- Джинны чрезвычайно сильные и опасные существа, - произнес Эналай.

- А также вредные и своевольные, - поддакнул белобрысый. – И со взрывным характером. Они часто нарушают закон, но очень редко попадаются.

- Управление сумело сделать для них ловушки и связать тремя степенями защиты, разрушить которые они могут, лишь исполнив просьбу сотрудника УВПП.

- И что, у вас там всем дают служебных джинних? – поинтересовался я.

- Напротив, очень редко, - ответил Эналай. – Только за особые заслуги.

Я хотел спросить, за какие такие заслуги Гилрод удостоился чести обзавестись собственным оружием массового уничтожения, но белобрысый так на меня посмотрел, что я тут же передумал открывать рот.

- Не буду вас задерживать, - кивнул Эналай. – Понимаю, вы в бегах … сделаем вид, будто вы удрали вместе со своей джиннихой.

- Спасибо, - Гилрод протянул брюнету руку.

Брюнет крепко ее пожал.

- Я доставлю тело в Управление.

- Зачем? – удивился я, - разве это еще не конец?

- Ему определено другое наказание, - пожал плечами Эналай. – Он не должен был погибнуть. Его вина доказана, но кара – всего лишь лишение магических способностей и смещение с трона.

- Вы его оживите? – удивился я.

- Это невозможно – тело умерло. Но душу мы изымем.

Гилрод свистнул мне и направился вглубь темного коридора, из которого мы пришли. Я догнал белобрысого и встал рядом, чтобы вести его в полной темноте.

- Он хороший мужик, - произнес Гилрод, когда мы дошли до винтовой лестницы.

- Потому что не сдал нас?

- Потому что позволил взять свою сумку.

- Так это все-таки был твой мешок? А твои вещи?

Белобрысый прижал ладонь к груди и нащупал под футболкой монетку.

- Ничего ценного там уже не осталось, а так мы сможем зарядить амулеты.

Когда мы поднялись по лестнице, я вывел Гилрода не к тронному залу, где нас принимал двойник некроманта, а к служебным помещениям, точнее, к кухне, откуда доносился слабый запах сыра и вяленого мяса.

- Хочешь пополнить запасы продовольствия? – предложил я шепотом. – Слуги все равно спят.

- Мы не мародеры, - негромко ответил белобрысый.

Дворцовая кухня оказалось довольно большой. Вдоль противоположной от входа стены тянулись жаровни с котелками, над которыми висели запасы мяса и пахучих трав, справа стояли ведра с водой, слева – большой деревянный стол с длинной лавкой.

Гилрод высыпал на него содержимое рюкзака Эналая и присвистнул.

- Что ж, едой и одеждой мы обеспечены, а это, - он извлек из груды тряпок небольшую жестяную коробочку, украшенную синими и зелеными завитками, - аккумулин.

Я фыркнул.

- Этой дряни здесь завались! Целая река!

- Мы не мародеры, - напомнил белобрысый и добавил. – На Весы влияют не только добрые поступки, но и вообще все, что мы будем делать, пока не исполним Договор.

- Засада.

Управленец снял с шеи один из амулетов и положил на коробочку. Амулет засветился зеленым.

- Теперь можно говорить вслух, - сказал мой товарищ. – Ближайший час нас никто не побеспокоит.

Я зевнул, запрыгнул на длинную лавку возле обеденного стола и положил голову на лапы.

- Спать охота. Вернуться бы сейчас в ту гостиницу!

- Что, - улыбнулся Гилрод, - соскучился по крепким мужским ягодицам?

Я фыркнул. Шутки ниже пояса давно перестали меня смешить.

Белобрысый сложил вещи обратно в рюкзак, отошел к правой стене и поставил на стол ведро с водой.

- Что ты собрался делать?

- Хочу посмотреть, насколько изменилось положение Весов.

Я привстал.

- Думаешь, нам скоро можно будет вернуться домой?

- Вряд ли. Но Мехмен был очень сильным магом, и его преступления считаются достаточно серьезными.

- Но мы победили его не одни! С нами был Эналай, а еще джинниха.

- Джинн не считается, - Гилрод зачерпнул воду и выплеснул ее в воздух. – А Эналай… вряд ли его вклад настолько велик.

Белобрысый прочитал заклинание и плеснул водой еще несколько раз. Капли, взлетевшие в воздух, неожиданно зависли и образовали четкий силуэт весов.

Я наклонил голову, стараясь оценить положение чаш.

- Кажется, они вообще не сдвинулись, - произнес я с сомнением.

Гилрод тоже наклонил голову, рассматривая Весы.

- Нет, вроде, немного подвинулись.

- Сколько же некромантов нам придется убить?! Парой-тройкой точно не обойдемся.

Белобрысый снова плеснул водой, и Весы крупными каплями осыпались в ведро.

- Большая часть нарушителей – обычное хулиганье, - пояснил он. - Их проступки мелочь. Зло во плоти попадается очень редко. Тем более зло, которое осознает, что нарушает баланс сил.

- Значит, нам с тобой еще долго бегать от карателей?

- Я тебя предупреждал.

- Да я и не в претензиях. Кстати, где будем ночевать? Я жутко устал.

- В Ильсборге, - решил белобрысый. – Я вернулся оттуда совсем недавно, и ловить там совершенно нечего, а значит, искать там нас никто не станет. Ты, кстати, хотел найти настоящего мага, чтобы вылечиться? Вот этим и займемся. А пока отойди в тот угол, мне нужно кое с кем связаться.

* * *

Гилрод вытащил серебряный нож и нарисовал на столе Знак «Но-рфли». Знак вспыхнул ярко-красным, завибрировал, и спустя несколько секунд обнажил окно в Управление.

- Сильрик! Прием!

Оперативник заглядывал в окно, наклонившись над столешницей.

- Гилрод? - раздался заспанный голос. – Тебе нужен переход?

- Очень желательно. Сможешь организовать?

В окне появилась заспанная лохматая физиономия бывшего мага Ильсборга. На нем была надета все та же футболка, изменилась только надпись, теперь она гласила «Денег нет, но вы держитесь». Мужчина нацепил на нос очки и кивнул.

- Куда вас переправить? Диктуй координаты.

Гилрод начал называть Знаки, и по мере приближения к концу, лицо связиста все больше и больше вытягивалось. Он поправил очки.

- Куда именно в Ильсборге ты хочешь попасть?

- В твою башню, - ответил оперативник. – Прямо в комнату под крышей.

- Зачем? – не понял связист. – Источник неприятностей устранен и сидит перед тобой. Что ты там забыл? Или, - Сильрик нахмурился, - мой преемник начал чудить?

- Ты взял преемника? – удивился Гилрод.

- Не я, а его величество! Сам подумай, как королевство может обойтись без королевского мага? Позор и прошлый век! Нужно соответствовать!

- Я понял, - Гилрод задумался. – Честно говоря, я надеялся, что место пока вакантно.

- Хотел сам стать придворным чародеем? Зря. Это самая скучная и самая рискованная работа на свете. Любая провинность, и голову с плеч.

- Я хотел там только переночевать.

- А, ну тогда другое дело! Иди смело. Скажи, что от меня, Хазар с радостью тебя примет.

- Спасибо, - поблагодарил оперативник. – Передавай привет Ольхесту, я скоро с ним свяжусь. И поздравляю с назначением.

- Спасибо. Кстати, - Сильрик опустил голову и зашуршал бумагами, - он велел прочитать тебе координаты. Есть на чем записать?

- Я запомню, - заверил Гилрод. – Диктуй. Только не слишком быстро.

Связист продиктовал длинный список Знаков, и мужчина, прикрыв глаза, выстроил огненно-оранжевые символы в длинный стройный ряд.

- Теперь проход, - напомнил оперативник. – Что тебе для этого понадобится?

- Стандартный набор, - пожал плечами Сильрик, сверяясь со списком. – Кроме одного ингредиента. Рисуй пентаграмму солнца, четыре Знака «Тойн» по сторонам света, затем заклинание Евельда и кусочек плоти в сердце.

- Плоти? – удивился Гилрод. – Обязательно своей?

- Если найдешь корову, можешь отрезать ей хвост, - серьезно ответил связист. - Рисуй.

Оперативник отошел к Славе и взял немного его крови – для перехода требуется жертва, пусть и символическая, но она обязательна, в противном случае переход не откроется. Затем полоснул серебряным лезвием по левой ладони и начал рисовать прямо на полу кухни. Плотью послужил кусок свинины из бочки в углу, его Гилрод положил в центр пентаграммы.

- Не вижу тебя, - позвал Сильрик. – Как дела? Получается? Что ты себе отрезал? Кусок мизинца? Или мочку уха?

- У меня есть свинья, - улыбнулся Гилрод. – Я почти готов.

Оперативник поманил оборотня, и они оба встали в центре пентаграммы.

- Открывай! – крикнул он.

И они оба ухнули в черноту.

* * *

Похоже, человек из стола нас ненавидел.

Я понял это в тот момент, когда в нос шибанул резкий запах мочи. Мы оказались запреты в тесном полутемном каменном кармане. Меня прижало к Гилроду правым боком, хвост упирался в деревянную панель, а левым боком я почувствовал чьи-то колени. Опустив глаза, я увидел сидящего рядом со мной мужчину. Точнее, висящего. А еще точнее, висела только его обнаженная пятая точка. Незнакомец сидел в крохотной нише в каменной стене, которая внизу заканчивалась дырой, и справлял малую нужду. Его голый зад высовывался наружу на высоте… на какой высоте мы находились?

- Простите, - кашлянул белобрысый. – Мы не хотели помешать.

Мужчина подскочил, опустил широкий синий балахон и вытянулся. На вид ему было не больше шестидесяти лет. Светлые волосы еще не тронула седина, но небольшая бородка и брови были мохнатыми и белыми, как книжные страницы, словно их специально приклеили поверх настоящих. В левом глазу золотой оправой сверкал монокль.

- Мы от Сильрика, - произнес Гилрод, старательно отводя глаза от ниши в стене. – Из Управления.

- О! – обрадовался мужчина, - очень рад! Польщен, что вы заглянули. Пардон, что попали в такое место. Мой предшественник наверняка просто ошибся с координатами.

Я прыснул. Маг посмотрел на меня со смесью обиды и гордости.

- Между прочим, в здесь нет ничего зазорного. Это естественная потребность организма. Как вы думали, заточенные в башнях принцессы ходят в туалет?

- Я о таком не думал, - я изо всех сил сдерживался, чтобы не заржать, потому что не мог выбросить из головы картинку, которая открывалась наблюдателям снаружи башни.

Маг повернулся к нам спиной и вытянул руки. Из ниоткуда сверху на них полился поток хрустальной воды.

- Супер! – я все-таки рассмеялся. - С гигиеной у вас полный порядок.

- Не хочу, знаете ли, подцепить кишечную палочку или желудочный грипп.

Мужчина кашлянул и вытер руки о магическим образом возникшее в воздухе полотенце.

- А вы, простите, не из России случайно? – поинтересовался я.

- Я местный, - слегка наклонил голову маг. – Просто начитанный. Пройдемте в комнату.

Комната мага располагалась под крышей башни и была абсолютно круглой. Три окна и балконная дверь выходили на разные стороны, окна показывали ясное звездное небо, сквозь стекло балконной двери виднелся замок. Под потолком на толстой цепи висело колесо от телеги, по ободу которого горели двадцать или тридцать свечей. Их мерцающий свет наполнял комнату таинственными пляшущими тенями.

Между окнами стояла аккуратно застеленная кровать, дубовый комод, несколько сундуков и газовая плита. Она бросилась мне в глаза, потому что принадлежала другому веку и другому измерению, и потому что не была присоединена к трубам.

- Ой! – со стороны сундуков вдруг раздался испуганный женский голос.

За ларями, спрятавшись от посторонних глаз, на соломенном тюфяке лежала симпатичная девушка лет двадцати с короткими светлыми волосами. При виде нас она вскочила и прижала к груди одеяло.

- Фроська, – прикрикнул белобородый, - оденься!

Он щелкнул пальцами, и вместо одеяла на девушке появился длинный темно-синий сарафан с широкими белыми рукавами нижней рубашки.

- Чаю! – распорядился волшебник.

- Сейчас сделаю!

Девушка засуетилась, подбежала к плите и поставила чайник, конфорка загорелась голубым огненным цветком. Затем стала вытаскивать из сундуков глиняные чашки и блюда с пирожками. Мужчина между тем встал в центре комнаты и несколько раз подпрыгнул, подняв правую руку.

- Есть!

Ему удалось схватить тонкую, практически невидимую веревку, которая привела в движение потайной механизм. Часть деревянного настила пола поднялась, образовав большой круглый стол.

- Присаживайтесь! – маг подвинул к столу стоящие вдоль стен сундуки.

Спустя три минуты стол оказался застелен черной скатертью с серебряными звездами и заставлен глиняными мисками с пирожками и ватрушками. Рассадив гостей, девушка разлила чай по чашкам и, сложив руки перед собой, встала возле плиты.

- Вот теперь можно и представиться, - мужчина протянул Гилроду руку. – Придворный маг его величества Хазар.

- Гилрод, - белобрысый пожал сухую ладонь.

- Рад приветствовать вас в Ильсборге. Смею надеяться, вы к нам не с официальным визитом?..

- Нет, - Гилрод взял пирожок и в два укуса его сжевал. – С гостевым. Простите за беспокойство, нам просто нужен ночлег.

- Очень рад. Очень.

Колдун махнул ладонью над чашкой Гилрода, затем над своей и вопросительно посмотрел на меня:

- Господин оборотень употребляет?

- Что употребляю? – не понял я.

- Значит, нет.

Маг налил в блюдце немного чаю и положил рядом пирожки. В Ильсборге царила ночь, и я пребывал в шкуре зверя, хотя и не утратил способности говорить. Я прикрыл глаза, представляя превращение, но ничего не произошло. Видимо, мои способности проявлялись лишь в непосредственной близости от аккумулина. Жаль, что нам пришлось покинуть Караш-адар, там мы скорее нашли бы мага, способного вернуть мне ноги, но сейчас во дворце наверняка работают ребята из Управления.

Мне пришлось лакать чай из блюдечка. Было жутко неудобно и мокро. Неудобно не только в плане непривычности обращения с плоским языком, но и в общечеловеческом. Девушка, практически не мигая, смотрела на Гилрода, но иногда ее любопытствующий взгляд задерживался и на мне. В эти моменты я чувствовал, как морда под толстым белом мехом становится красной.

- Как поживает многоуважаемый Сильрик? – поинтересовался Хазар. – Как работа? Как зарплата?

- Не жалуется, - дожевав, ответил белобрысый. – Вы хотите последовать по его стопам?

- Не отказался бы. Работа связиста безопаснее, по крайней мере, знаешь, что завтра тебя точно не убьют, а самая страшная угроза – выговор с последующим увольнением. Но с моим-то опытом смена места совершенно не пугает. А вы, уважаемый, не могли бы поспособствовать, так сказать?

Гилрод отпил из чашки большой глоток и закашлялся.

- Чересчур крепко? – поинтересовался маг и потянулся к чашке гостя.

- Нет, - белобрысый быстро прикрыл чашку ладонями. – Спасибо, все отлично. Но по поводу вашего вопроса, поспособствовать, к сожалению, не смогу. В настоящее время я не в том положении, чтобы давать рекомендации. Свяжитесь с Сильриком, теперь он официальное лицо, и может подсказать, к кому обратиться.

- Ничего он не подскажет, - махнул рукой придворный волшебник. – Сильрик сейчас всеми конечностями за свое место держится, потому что не такой сильный маг, как всем расписывал.

- Вообще-то, - Гилрод отправил в рот очередной пирожок, - он достаточно силен. Думаю, если бы он захотел, из него получился бы отличный каратель. А какая сила у вас?

- Никогда не измерял, - потупился Хазар, а потом поманил стоящую возле плиты девушку. – Фроська! Демонстрация!

Девушка подошла к столу.

- Моя служанка, - небрежно пояснил седоволосый и вышел и из-за стола.

Он остановился в метре от блондинки, поднял руки и направил скрюченные пальцы на девушку. Его губы беззвучно зашевелились, из ноздрей повалил дым.

- Обращайся! – резко выкрикнул волшебник.

В комнате раздался громкий хлопок, и вместо девушки мы увидели маленького серого соловья. Он вспорхнул на окно и запел.

- Ого! – произнес Гилрод и оглядел комнату. – Очень сильная магия! А где остальное?

- Какое остальное? – поинтересовался Хазар.

- Остальное тело, - пояснил я.

Благодаря недавнему просмотру телевизора в Караш-адаре, я вспомнил трансляцию конкурса магических искусств и понял, о чем спрашивал Гилрод. Превращаться в маленьких зверей и птиц могут только самые сильные маги, потому что масса тела никуда не девается, и ее приходится отбрасывать. Такое умение считается одним из самых сложных.

Придворный колдун замахал руками, и соловей трансформировался обратно в девушку.

- Вот! – торжествующе объявил Хазар. – Любуйтесь! Фроська! А ну слезь с подоконника!

Девушка спрыгнула на пол и, коротко поклонившись, вернулась к плите. Я подозрительно проводил ее взглядом и уставился на волшебника. Что-то этот маг темнит!

- Простите, - произнес я. – Вы можете превратить меня обратно в человека? Здесь, в Ильсборге, у меня не хватает сил трансформироваться. Очень неудобно находиться в шкуре домашнего животного перед вашей помощницей.

- Она и не такое видела, - отмахнулся Хазар, - и для таких чудес, к сожалению, Луна находится в совершенно неподходящем противостоянии с Меркурием и Ураном. Увы, увы.

Я подошел к Фроське и осторожно положил голову ей на колени. Девушка бросила вопрошающий взгляд на мага и осторожно меня погладила.

- Мягкий, - прошептала она мне прямо в ухо и обняла за шею. – И добрый.

Гилрод тоже поднялся из-за стола.

- Спасибо за угощение, - произнес он. – Теперь можно и поспать, завтра нам предстоит долгий путь.

- Фроська! - Хазар щелкнул пальцами.

Девушка отпустила меня и бросилась убирать со стола.

Когда деревянный стол опустился вровень с полом, Хазар вытащил из сундуков две пуховые перины.

- Ложитесь, гости дорогие! И не забудьте о гостеприимстве Хазара.

Я лег на теплое и мягкое, и мгновенно отключился.

* * *

Гилрод проснулся с первыми петухами, и увидел, что Хазара нет на месте. Его служанка, Фроська, сидела возле оборотня и, не отрываясь, смотрела на оперативника. Гилрод неловко кашлянул.

- Его магишество во дворце, - шепотом пояснила девушка. – Его величеству приснился дурной сон, и он безотлагательно вызвал к себе придворного мага.

- Слава, подъем! – позвал оперативник.

Оборотень повернулся, потянулся и открыл глаза. Увидел девушку, неловко вскочил, поскользнулся и тут же упал. Девушка засмеялась, ее рука легко пробежала по белой мохнатой голове и задержалась на шее.

- Вас велено накормить, - произнесла она. – Уберите, пожалуйста, перину.

Гилрод оттащил тюфяк в сторону, в ту же секунду из пола выдвинулся стол. Оперативник посмотрел на веревку, свисающую с потолка, и молча подвинул сундук. Пес, как и вечером, сел рядом на пол.

- Его магишество чересчур скромен, - произнесла девушка и что-то прошептала. – Позвольте показать вам истинное гостеприимство.

На столе возникла белая льняная скатерть и небольшая ваза с красными цветами. По всей столешнице одна за другой стали появляться глиняные тарелки, горшки и кувшины. Из-под крышек горшков вырвался ароматный дымок, а блюда доверху наполнились жареным картофелем, тушками цыплят, нарезанными овощами и сыром. По правую руку от тарелок выросли корзиночки с нарезанным хлебом. Специально для оборотня на краю стола появилась огромная баранья нога, зажаренная на вертеле. Пес мгновенно впился в нее зубами и завилял хвостом.

- Значит, - произнес оперативник, - вся сила у тебя. А сам Хазар что-нибудь умеет?

- Только самое простое, - девушка подвинула сундук к столу, села и взяла себе одну из тарелок с картошкой. – Превращает воду в вино и неплохо читает звезды.

- Тогда зачем он тебе?

- Вы когда-нибудь слышали, чтобы придворным магом числилась женщина? Вот и я не слышала. Нам в этот мир путь заказан. А мне так хотелось сделать что-нибудь хорошее!

- Значит, Хазар воспользовался ситуацией и присвоил все лавры себе.

- Он должен играть роль, иначе меня раскроют, - пожала плечами блондинка.

- Но он обращается с тобой, как со служанкой, неужели тебя это не задевает?

- Наша легенда идеальна, - рассмеялась девушка и протянула Гилроду тонкую руку. – Ефросинья. Дочь его магишества.

Вместо рукопожатия управленец легко поцеловал длинные пальцы.

- Ваше искусство изумляет. Особенно превращение в птицу.

- В этом нет ничего особенного, - засмеялась девушка, посмотрев на стол. – Ой, совсем забыла.

Блондинка щелкнула пальцами, и возле Гилрода появился огромный запотевший от холода стеклянный графин с ярко-красным вином.

- Угощайтесь.

Оперативник наскоро перекусил и положил в карман хлеб для ритуала перемещения. Долго задерживаться на одном месте они не имели права – чем дольше Весы остаются в положении «виновен», тем больше времени у карателей на их поиски, и тем больше вероятност их поимки.

А вот Слава явно не торопился. Может, стеснялся грызть баранью ногу в присутствии девушки, а может, не успел проголодаться.

- Готов?

Гилрод вызвал в памяти стройный ряд ярко-оранжевых символов – координат следующего перемещения, которые через Сильрика передал Ольхест, и положил хлеб на четыре стороны света.

- Возьмите меня с собой, - неожиданно попросила Ефросинья.

- Зачем?

Гилрод не принял просьбу непризнанной придворной магички всерьез. Не отвлекаясь, он взрезал ладонь и стал чертить на полу пентаграмму.

- Потому что я ваша судьба, - ответила девушка.

Оперативник засмеялся, потом закашлялся, но глаз от пентаграммы не оторвал.

- Ты сможешь вылечить мои ноги? – неожиданно спросил оборотень.

- Смогу, - без колебаний заявила блондинка, бросилась к одному из сундуков и извлекла из него холщовую сумку. – Я уже и вещи собрала.

- Когда успела? Ночью?

Гилрод старательно выписывал координаты по внешнему радиусу круга.

- В прошлом году. Отец предсказал, что я скоро покину гнездо…

- Послушай, - оперативник поднялся и подошел к девушке. – Понимаю, ты молода и красива. Ты сильная магичка, и хочешь дарить свое искусство людям. Но ты идеализируешь все это, - Гилрод кивнул на пентаграмму, а затем на оборотня. – Ничего хорошего тебя с нами не ждет. Мы находимся в вечном движении, нигде не задерживаемся дольше необходимого, сменяем одно место другим, не заводим друзей, не влюбляемся, спим, где придется, едим, если получится, и стираем одежду дважды в год.

Мужчина намеренно преувеличил тяготы путешествия, потому что знал – только так он сможет отвадить молодую дурочку. Но у оборотня были на нее другие планы.

- Она магичка, Гилрод! Настоящая! Она обязательно нам пригодится!

- Мы найдем другого мага, который сможет поставить тебя на ноги, - отрезал оперативник и подошел к собаке. – Руку.

Оборотень протянул лапу, и Гилрод грубо резанул ее лезвием.

- Аккуратнее!

- Включи мозг, - посоветовал оперативник. – Она будет обузой.

- Я могу готовить, - предложила Ефросинья. – И все ваши доводы просто отговорки.

- Гилрод!

- Здесь решаю я, - отрезал управленец и пробормотал заклинание.

Пес нехотя поднялся и подошел к пентаграмме.

- Искренне благодарим вас за радушный прием, кров и угощение, - произнес Гилрод, обращаясь к Ефросинье. – Передавайте отцу наши лучшие пожелания. Возможно, мы еще увидимся.

Оперативник шагнул в пентаграмму, оборотень наступил следом. А третьей в открывшиеся врата запрыгнула блондинка.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить