Илья Одинец - Часть 3. Глава 1. Home, sweet home

Глава 1. Home, sweet home

Это было самое странное и эпичное появление незнакомцев на улицах Москвы. Первый походил на стрелка с дикого запада – резкий, серьезный, с отчаянной смелостью в глазах, одетый в коричневую кожаную куртку со следами зубов хищного зверя на рукаве. Второй – абсолютно голый улыбающийся во все зубы парень, обмотанный в районе бедер чем-то вроде грязной скатерти. Третья – невысокая хрупкая моделька, словно фатой укутанная белым полупрозрачным гипюром.

Они появились в небольшой аллее между домами возле закрытого ресторана «Дега». Мамочки, гуляющие с детьми, посмотрели на них ошалелыми глазами, но никто не задал ни единого вопроса.

Оборотень осмотрелся и махнул друзьям.

- Мог бы хотя бы в кусты нас транспортировать, - произнес он, поправляя скатерть. – И сделай уже мне одежду! И обувь! Или предлагаешь в образе собаки здесь бегать? Москвичи не обрадуются говорящей псине.

- Одежду ты и сам себе можешь организовать, - парировал оперативник. – В тебе столько аккумулина… думаю, раз у тебя есть способности к трансформации своего тела, то сотворить одежду труда не составит.

- Я тебе помогу, - предложила Ефросинья и сорвала с бедер Славы скатерть.

Оборотень прикрылся и присел.

- С ума сошла?! Здесь же люди!

Прикрываясь, Слава бросился в ближайшие кусты. Гилрод последовал за ним.

- Ну что?

- Не получается. Слушай, а давай я может как-нибудь потом научусь.

- Хочешь ходить голым? Мне все равно, но Ефросинья… Представь одежду, - посоветовал оперативник. – Это проще, чем трансформация.

- А и хрен с тобой, - вздохнул парень. – Будет у меня прикид получше твоего. Джинсы… черная футболка и найки. И солнечные очки. И ремень с большой бляхой.

Спустя пару минут оборотень вышел из кустов полностью одетый.

- С чего начнем? – бодро спросил он.

- Это твой дом, - пожал плечами оперативник.

- Верно. Тогда пошли домой.

* * *

Перед Иркой было стыдно. Когда я думал о произошедшем, все больше и больше понимал, какой я эгоист. Я принимал одно неверное решение за другим, совершенно не думая о самом близком человеке – о единственной сестре. Решил покончить с собой. Идиот! Теперь, по прошествии стольких событий и времени, я, наконец, понял, какую боль причинил бы ей в случае смерти. Каким наивным я был, полагая, будто ее утешит ребенок и любимый человек! От горя она вообще могла потерять ребенка! Об этом я совсем не думал.

Я постарался замаскировать попытку самоубийства несчастным случаем, но теперь не сомневался, что Ирка, будучи очень умным и проницательным человеком, наверняка что-то такое почувствовала. Мысль о намеренности моего прыжка из окна не могла не придти ей в голову. Возможно, она стала корить себя за недостаточное внимание к моим нуждам (и в первую очередь психологическим), или, напротив, за гиперопеку. Наверняка именно поэтому она согласилась на тот дурацкий эксперимент с моим самостоятельным проживанием.

Да и мое исчезновение наверняка заставило ее поволноваться. Сколько здесь прошло времени?

Мы втроем стояли перед дверью в квартиру сестры уже пять минут, но я все никак не решился нажать кнопку звонка. Гилрод молча ждал, а Ефросинья, вцепившись в руку белобрысого, оглядывала чужой подъезд.

Как мне смотреть в глаза Ирке? Как объяснить неожиданное исчезновение и внезапное появление? А выздоровление? Кто поставил меня на ноги после того, как от меня отказались все врачи?

Что подумала сестра, когда обнаружила мою пропажу? Что почувствовала? Для нее это было хуже смерти, ведь она наверняка снова все взвалила на себя: всю вину и всю тяжесть мира. Ее брат уже однажды пытался покончить с собой, а теперь и вовсе пропал.

Дрожащим пальцем я надавил на кнопку. За дверью послышалась мелодия «Подмосковные вечера», проигранная противными чересчур высокими и писклявыми тонами, и шарканье тапочек.

- Кто? – спросила Ирка из-за двери, и я увидел, как потемнело окошко дверного глазка.

- Ир, это я.

Больше я не смог выдавить ни звука. Дверь распахнулась, и Ирка бросилась мне на шею.

- Куда ты исчез, идиот?!

Она разрыдалась на моем плече. Я чувствовал горячие капли на шее и едва сдерживался сам.

- Где ты был?!

Ирка колотила меня по спине, но держала так крепко, что каждый вдох давался мне с ощутимым трудом.

- Все хорошо, - я погладил ее по волосам и поцеловал в висок. – Можно мы войдем?

Отстранившись, Ирка, наконец, осознала то, что не поняла в первое мгновение, и закатила глаза. Я успел ее подхватить и отнес на диван. Сестра пришла в себя в ту же секунду, когда ее голова коснулась подушки.

- Что с тобой произошло?!

Она снова потянулась ко мне и расплакалась. Я обнял ее и некоторое время молча гладил по спине.

- Все хорошо, я расскажу, только отпусти.

Ефросинья молча передала мне носовой платок, и я аккуратно вытер Ирке глаза. Тушь смазалась, глаза покраснели, но в ту секунду сестра казалась мне самой красивой в мире.

- Я очень скучал! А где Димка и Дашенька?

- Гулять пошли.

Ирка всхлипнула, отстранилась и внимательно меня осмотрела.

- Исхудал! Ты голодный?

Она встала с дивана и практически побежала в кухню.

- Ир! – я позвал гостей за собой. – Это Гилрод, а это Ефросинья. Знакомьтесь. Они очень мне помогли. Благодаря им я теперь снова хожу.

Сестра по очереди заключила моих друзей в объятья.

- Чем мне вас отблагодарить?!

- Обедом, - улыбнулся белобрысый.

- И чем-нибудь сладким, - подсказала магичка.

Ирка накрыла царский стол. За короткое время она успела приготовить и суп, и салат, и картофельную запеканку с говядиной. Из запасов достала соленые огурцы и сало, а для блондинки в белом целую тарелку домашнего печенья с орехами.

- Только утром испекла.

Сестра улыбнулась и села с нами за стол. Она не ела, а только смотрела на меня и бросала взгляды на моих спутников.

- Рассказывай, - приказным тоном сказала она, когда я утолил первый голод. – Где был? Что вообще случилось? Я тебе миллион раз звонила, но ты не отвечал, прибежала, сломя голову, думала, ты в ванной упал и захлебнулся…

Я подавился и закашлялся.

- Да, представь себе! – Ирка раздраженно откинула со лба челку. – Прихожу, дверь открыта, вещи на месте, телефон под подушкой, а тебя и след простыл. Я, конечно, к соседям, но никто ничего не видел. Представляешь?!

Гилрод и Ефросинья переглянулись. В течение монолога моей сестры они не произнесли ни слова и старались и вовсе казаться невидимками – не хотели вмешиваться в семейные тайны. Хотя какие уж тут тайны? Гилрод знал обо мне все с тех пор, как впервые увидел, а Ефросинье хватило того, что услышала от меня, белобрысого и сейчас от Ирки.

- Как мог потеряться парень, который не может ходить?! – вопрошала сестра. – И кресло твое в комнате стояло! Ты просто исчез! Я позвонила соседям и твоим друзьям, но никто ничего не знал. Я обзвонила все больницы и морги, - сестра всхлипнула, но больше не расплакалась, – потом вызвала полицию, написала заявление на поиск пропавшего. Олег и Женя тогда двое суток, не спавши, по городу рыскали. Тебя искали. Позвони им! – приказала Ирка. – Немедленно! Прямо сейчас!

- Позвоню, - заверил я сестру. – Но сначала дай нам немного отдохнуть.

- Я вас никуда и не отпущу!

- Ты сдала мою квартиру? – поинтересовался я. – Моим друзьям нужен ночлег.

- Не сдала, но ты из моего дома и шагу не сделаешь!

- Ир, - я укоризненно наклонил голову, – не переживай. Все уже хорошо, я больше никуда не исчезну.

- Но мне все равно будет спокойнее, если ты с твоими друзьями останешься здесь. Я приготовлю белье и матрасы. А теперь рассказывай!

- Это целители, - произнес я, отчаянно краснея.

Большей глупости я придумать не смог и чувствовал себя виноватым перед Иркой. Но сказать правду не имел права.

- Они узнали обо мне от друзей. Пришли, предложили помочь, и уговорили лечь в клинику.

- Какого черта ты не позвонил?! – едва не завопила Ирка. – Я уже думала, может, тебя инопланетяне похитили!

- Какая чушь, - фыркнул я. – Все всегда не так, как думаешь, а намного проще и прозаичнее. Просто Ефросинья немного меня загипнотизировала, чтобы быстрее убедить. Понимаешь, там весь смысл лечения состоял в особом расположении планет.

- Чего? – не поняла Ирка.

- Ну, - я окончательно побагровел. – С тех пор, как меня выписали из больницы, я много читал о нетрадиционной медицине. В нее никто не верит, но иногда она творит настоящие чудеса!

- Мы использовали особую технологию, - подтвердил Гилрод. – Соединение науки и магии, если можно так сказать.

- От расположения планет зависит очень многое, - включилась Ефросинья. – Кстати, ваши печенья – просто чудо!

- Спасибо.

Кажется, Ирка не до конца поверила словам, однако то, что видели ее глаза, отрицать не могла. Нетрадиционная медицина сработала.

- Мы не приемлем телефонов и прочих средств связи в нашей клинике, - добавил белобрысый.

- Им мешает излучение, - вставил я. – Ты, Ир, не переживай! Все же хорошо закончилось!

В дверь позвонили. С прогулки вернулся бородатый Диман, который за время нашей последней встречи изрядно поправился на лицо и живот, и Дашенька.

- Привет, лапуля! – я поднял девчушку на руки, поцеловал и закружил. – А вот и твой дядя Слава.

Ксюша засмеялась, а потом заплакала и запросилась к маме.

- Мы, пожалуй, посидим у меня, - произнес я после сотен обниманий с сестрой и племяшкой, и бесконечного пожимания рук Димана.

- Белье я позже принесу, - пообещала Ирка и, словно в первый раз увидела наряд Ефросиньи, предложила: - Может, наденешь какое-нибудь из моих платьев?

Она бросила быстрый взгляд на гражданского мужа и втолкнула того в свою комнату.

- Не беспокойтесь, я переоденусь, - пообещала магичка, продемонстрировав холщовый дорожный мешок.

- Тогда не буду вам мешать.

Ирка отправилась кормить дочь, а мы закрылись у меня.

За время моего отсутствия здесь ничего не поменялось. Когда я переехал в свою однушку, Ирка явно ждала моего провала и считала дни, когда я не справившись с самостоятельной жизнью, вернусь под ее крыло. Когда же я исчез, она наверняка посчитала, что больше никогда от себя не отпустит. Если найдет.

Но все изменилось. По крайней мере, на год. Как обещала Ксения. Я мог ходить в человеческом облике даже в техно-мире.

- Располагайтесь, - предложил я, указывая на кровать и стоящее в углу кресло.

Сам же сел за стол и включил ноутбук.

В Москве творился адский трэш. Я понял это, едва прочитал заголовки новостей.

«Уже пятеро москвичей стали жертвами похищения НЛО».

«Медицина не стоит на месте! За две недели врач пятнадцатой городской больницы спас десять «безнадежных» больных».

«Боимся ложиться спать! Пенсионеры Медведково бьют тревогу: ночами неизвестные обворовывают квартиры. Пострадали уже девять бабушек».

«Человек, который никогда не проигрывает! Мистер Икс снова выиграл Джек-пот, теперь в Русском лото».

«Киднеппингу нет! Участковый раскрыл восьмое похищение подростка».

«Скатерть-самобранка! Студент бауманки снова устроил благотворительный обед для малоимущих».

«Православные верующие призывают Митрополита Московского прижизненно канонизировать народного целителя Мелехова».

- Похоже, мир сошел с ума.

Я зачитал друзьям несколько заголовков.

- Откуда у студента скатерть-самобранка? – не понял белобрысый.

- Это они иносказательно, - объяснил я. – СМИ – то еще болото, их воду нужно тщательно фильтровать. Но студент действительно устроил обед уже в шестой раз.

- Откуда у бедного студента деньги? – напрягся Гилрод. - Подозрительно. Что еще странного?

- Да все! – воскликнул я. – Тут везде может быть замешана магия. Ну, возможно, кроме истории с хирургом.

- А вот мне как раз именно он показался самым странным, - призналась Ефросинья. – Ваши врачи не смогли вылечить твои ноги, а этот просто волшебник. Нужно проверить именно врача.

- А я считаю, в первую очередь необходимо заглянуть к целителю, - парировал я. – Что за хрен с горы? Почему его хотят аж канонизировать? Он что, оживил труп?

- Сначала к студенту, - качнул головой Гилрод.

- Повелся на скатерть-самобранку? – фыркнул я. – Их же не существует!

- Может, и не существует. А может и да.

- Нет, раз уж мы разошлись во мнениях, давайте бросим жребий. Только, чур, без магии! По-честному!

Я достал из тумбочки «Монополию» и вытащил два кубика.

- Бросаем по очереди. У кого выпадет большее число, тот и первый.

Я потряс кубики в сомкнутых ладонях, поцеловал на удачу и бросил на стол.

- Десять! Есть!

Следующим бросал белобрысый.

- Одиннадцать!

- Двенадцать, - объявила Ефросинья результаты своего броска.

- Я же просил без читерства! – возмутился я, но махнул рукой. – Так и быть. Заскочим сначала к твоему врачу, потом к студенту, ну а к моему целителю – на закуску.

- Это логично, - произнес Гилрод. – Хирурга хотя бы не нужно разыскивать, мы знаем, где он работает, и можем записаться на прием.

- Фиг ты к нему запишешься, - фыркнул я. – У них обычно очередь на месяц вперед, а к знаменитостям на все два.

- Значит, придем без приглашения.

- Или как экстренный пациент, - предложила Ефросинья.

- Ну, уж нет, - я прижал кулак к груди. – Не нужно мне тут сердечных приступов устраивать. Так с ним поговорим. Если не в больнице, то дома. Сейчас я покажу вам нашу техно-магию.

Я нашел в сети сайт пятнадцатой городской больницы, открыл фотографии сотрудников и показал изображение Ефросинье и белобрысому. Врача звали Мухин Алексей Александрович, он работал в клинике шестнадцать лет и считался неплохим хирургом, однако чудеса медицины стал творить совсем недавно. Затем погуглил его имя и фамилию и зашел на его страничку вКонтакте. Просмотрел группы, перебрал друзей, прочитал записи на стене и вышел на жену и дочь – десятилетнюю принцессу. На страничке ребенка увидел несколько фотоснимков с гео-метками, пошарил карты, определил маршруты и записал необходимое на листочек.

Со студентом оказалось немного сложнее: адрес бауманки знал каждый москвич, но мне пришлось покопаться в новостях недельной давности, чтобы выяснить имя и фамилию мецената, а уже потом вычислить адрес. К счастью, он жил в общежитии, а не на съемной квартире, что только укрепило уверенность белобрысого в необходимости заглянуть к бедному студенту.

С целителем Мелеховым оказалось проще всего, он принимал в личном кабинете на Рублевском шоссе ежедневно с одиннадцати до восемнадцати.

Довольный собой, я откинулся на стуле.

- Завтра идем ловить нарушителей.

* * *

Когда Ефросинья заснула на кровати оборотня, оперативник поднялся с раскладного кресла, где едва помещался, и подошел к Славе. Тот лежал на матрасе полу и размеренно дышал. Гилроду не хотелось прерывать сладкий сон парня в его первую ночь в родных стенах, но дело важнее.

- Мне нужно на крышу, - прошептал мужчина, легонько тронув оборотня за плечо.

Слава подскочил, но тут же опустился обратно на подушку.

- Зачем?

- Хочу посмотреть на твоего мага. Может, я сумею обнаружить его следы.

Оборотень выбрался из-под одеяла, нащупал в темноте джинсы и осторожно прокрался к двери в комнату сестры. Приложил ухо и замер.

- Спят, - одними губами произнес парень. – Пошли. Только быстро.

Управленец взял со стула одежду и оделся в коридоре, чтобы не звенеть амулетами и никого не разбудить.

Слава осторожно открыл дверь и вывел Гилрода на лестничную клетку.

- Там может быть закрыто, - уже в полный голос произнес он и поежился. – Ночи стали холодными. Быстро же я просрал это лето.

Оперативник вежливо улыбнулся. Местный юмор ему не давался, да он и не хотел его понимать, просто последовал за парнем вверх по лестнице.

- Ну, я же говорил! - оборотень указал на сетчатую металлическую дверь и внушительный навесной замок. – Там выход, но шуметь нельзя.

- Не проблема.

Гилрод сотворил несложное заклинание, и замок щелкнул. Оборотень снял его, положил рядом, и они поднялись по узкой железной лесенке на крышу.

Открывшийся с высоты вид поразил оперативника. Он не раз посещал техно-миры, но даже подумать не мог, что существуют такие чудеса. Они стояли на крыше одного из множества высоток. Куда ни посмотри, всюду сверкали и светились окна, витрины, рекламные щиты и баннеры. Ночь расцвечивалась всеми цветами радуги.

- Красота, да? - Оборотень скрестил руки на груди и по-хозяйски осмотрел родной город. – Ты еще Москву-Сити не видел, вот откуда видок открывается!

Город расстилался во все стороны. Гилрод прищурился, но разглядеть окраины так и не смог, зато увидел еще более высокие здания, более яркие и внушительные.

- И как мы найдем здесь того врача, если он не маг? – обреченно спросил оперативник. – Здесь же живут тысячи людей!

- Миллионы, - поправил Слава.

Гилрод стукнул по карману куртки, и монокль в золотой оправе послушно прыгнул в глазницу. Увы, магическое свечение, если оно и существовало, терялось среди мириадов ламп. Красные, зеленые, голубые, оранжевые огни заполонили, казалось, весь свет, и в этом безумном коктейле найти мага не представлялось возможным.

- Бесполезно, - вздохнул управленец, и монокль спрятался в кармане.

- Это тебе не какой-нибудь Ильсборг! Это Москва!

- Я понял. – Прежде чем уйти с крыши, Гилрод произнес: - Хоть ты и не маг, но здесь я вынужден полностью положиться на тебя.

- Не волнуйся, - улыбнулся оборотень, - мы его найдем.

- Это наше последнее дело, - предупредил оперативник. – Мы будем использовать магию, и нас обязательно засекут, так что в твоих интересах найти того хирурга.

- Уже нашел, - успокоил Слава. – И хирурга, и студента, и целителя. Кто-то из них наверняка пользуется магией, но даже если нет, в интернете еще много подозрительных новостей. Например, неизвестный, который выигрывает в лотереи. На кого-нибудь наткнемся. А что до магии, отныне будем взламывать замки своими силами.

- Ольхест нам обязательно помог бы, - негромко добавил оперативник. – Он ведь наверняка засек твоего спасителя. Только местный маг в отличие от нас, ничего плохого пока не сделал, а значит, его никто не ищет.

- Ну не знаю, - с сомнением протянул оборотень. – Бабулек ведь кто-то грабит? И инопланетяне неспроста. Хотя, возможно, у психов просто осеннее обострение. Пошли домой, холодно.

Остаток ночи Гилрод ворочался в неудобном кресле и думал о бесконечности миров и возможностях человека в техно-мире. Порой на совершение чудес людей толкает именно невозможность воспользоваться магией.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить