Илья Одинец - Часть 3. Глава 4. А если?

Глава 4. А если?

Мелехов устроился неплохо. Целитель работал на Рублевском шоссе в одном из офисных зданий. Под свою деятельность он арендовал целый этаж

Стены холла были обиты коричневыми пластиковыми панелями под дерево, на дверях вдоль правой стены тянулся ряд золотых табличек: «Приемная», «Связь с астралом, без вызова не входить!», «Призрачная», «Сеансы спиритизма по пятницам», «Личный кабинет», «Трапезная», «Малая душевая».

По левую руку располагался зал ожидания с прекрасным панорамным видом из окон. По всему залу тремя рядами тянулись мягкие кресла для посетителей.

- Наверное, деньги лопатой гребет, - прошептал оборотень. – Вон сколько народа!

Большую часть кресел занимали пожилые люди, в основном бабули, половина из которых держала в руках иконы и кресты и мелко крестясь, шептали молитвы. Но встречались и молодые модно одетые бизнесмены, и совсем юные девушки, уткнувшие носы в смартфоны.

Возле лифта путешественников встретила миловидная блондинка в строгом сером костюме и очках с черной оправой.

- Вы по записи? – поинтересовалась она, проводив их к стойке ресепшен. Цокот ее шпилек заглушал бежевый ковролин. - Простите, мы еще в процессе переезда, - произнесла она и обвела пространство рукой. – Но останавливать прием не имеем права. Кто из вас болен? Как ваша фамилия?

- Простите, - улыбнулся Гилрод и посмотрел на блондинку проникновенным взглядом. – Мы не по записи. Мы подождем Игоря Петровича в коридоре.

«Рациональное предложение номер двести сорок, - подумал Гилрод. – Стоит объяснить всем оперативникам, что даже у ведьмы бывает полезно чему-нибудь научиться».

- За мной будете! – выкрикнула пожилая седовласая женщина в зеленой клетчатой юбке и серой блузке. – Садитесь ближе.

Гилрод кивнул и опустился в мягкое кресло. Оборотень отошел к окну и стал о чем-то перешептываться с Ефросиньей.

- Какой хворью болеешь, мил человек? – бабка наклонилась к оперативнику, но говорила достаточно громко.

Мужчина кашлянул, размышляя, стоит ли лишний раз лгать, но бабка приняла кашель за ответ.

- Внучек мой вот тоже три года пехал! Вот, спасибо Игорю Петровичу, дай бог ему здоровья, пресвятая заступница дева Мария, помилуй нас, грешных, вылечил! Он вообще все лечит!

- Как? – поинтересовался Гилрод.

- Наложением рук! Он же целитель! Большой силой обладает человек, большой! Соседку мою, Ритку, от запоров вылечил, дочку ее – от сердца. Всех лечит, всех. Берет даже самых безнадежных. Руки-ноги только вырастить не может.

Бабка придвинулась к оперативнику и, довольная вниманием слушателя, зашептала:

- Он ведь раньше на Попутной принимал, на окраине Москвы, за МКАДом, знать о нем никто не знал, а теперь вон куда выбрался!

- И дорого берет? – поинтересовался подошедший оборотень. – Центр города, дорогущий ремонт, огромная площадь. Чтобы аренду отбить нужно не слабо ценник задрать.

- Дают, кто сколько может, - махнула рукой бабка. - Но по совести.

- То есть минимальный прайс у него все же есть?

- Есть, милок, да только совсем скромный. Игорь Петрович, дай боже ему здоровья и долгих лет, раньше, говорят, и вовсе забесплатно принимал, а теперь вот вырос! Ну и правильно, с его-то руками! Его сам боженька в ручки поцеловал!

- А все остальные теперь целуют в попу!

Слава хохотнул, а бабка обиделась.

- Тьфу на тебя! Вот доживешь до моих лет, научишься других уважать!

Постепенно посетителей в коридоре становилось все меньше. Когда из приемной Мелехова выходил очередной человек, секретарше поступал звонок, и она приглашала следующего. Задерживались у целителя обычно ненадолго, не более пятнадцати минут, некоторым хватало десяти, но одна бабуля со скандинавскими палками под мышкой заняла у Мелехова больше получаса.

Гилрод терпеливо ждал. Он успел осмотреть на предмет магии секретаршу, каждого посетителя и все стены. Как и ожидалось, фонила только приемная.

Когда от Мелехова вышел последний посетитель – та самая бабуля, что успела поругаться с оборотнем, оперативник кивнул секретарше, поднялся и прошел в приемную.

В кабинете было пусто. Из мебели у левой от входа стены стоял тяжелый письменный стол из темного дерева с толстыми резными ножками, кожаное кресло и узкий стеллаж. На подоконнике фырчала старая кофеварка с треснувшей крышкой, от которой через весь кабинет к розетке тянулся белый провод удлинителя. У правой стены в самом дальнему углу тандемом расположились небольшая кушетка, обтянутая красной кожей, и такой же стул.

Игорь Петрович оказался невысоким щуплым мужчиной сорока с небольшим лет. По всему было видно, что обстановка и само его нахождение в таком большом кабинете Мелехову непривычно. Он выглядел неуверенным в себе, его руки постоянно теребили галстук, который он явно не привык носить, а синий костюм в серую полоску смотрелся как с чужого плеча. Его неаккуратно подстриженные волосы и стоптанные ботинки не вязались с обликом, которому он пытался соответствовать, - обликом солидного преуспевающего человека.

Мелехов лежал в кресле, прикрыв глаза. Услышав, как открылась дверь, он нехотя поднял голову.

- Вы на прием? – поинтересовался он.

- Не совсем, - ответил Гилрод.

- Но подлечиться однозначно стоит, - мужчина прищурился. – Желудок шалит. Наверное, плохо питаетесь.

- Питаюсь, чем придется, - признался оперативник, оглядывая помещение. – Можно присесть?

- Проходите на кушетку, - предложил целитель и сам поспешил занять красный стул.

Гилрод сел.

- Как я понимаю, аббревиатура УВПП вам ни о чем не скажет?

Мелехов отрицательно покачал головой и шепотом спросил:

- Вы из разведки? КГБ? МВД?

- Ни то, ни другое, но очень близко.

- Ко мне приходили некоторые товарищи, - так же негромко произнес целитель. – Предлагали пройти обследование. Интересуются, как я исцеляю.

- А как вы исцеляете?

- Силой рук и молитвой. Исключительно.

- И давно?

- Лет шесть уже.

- А сюда перебрались недавно?

- Да, - Мелехов окинул взглядом полупустой кабинет, - обосновываюсь потихоньку, еще не все вещи купил. Пока только самое необходимое. Не хотите кофейку?

- Нет, благодарю. Желудок не позволяет.

- Да вы ложитесь, ложитесь, - целитель дотронулся до лба Гилрода ладонью и надавил. – Я вас подлечу.

Гилрод поймал взгляд Мелехова, который посмотрел на рваный рукав кожаной куртки управленца.

- Насчет денег не переживайте, я много не беру. Сколько сможете. Если душа пожелает, по результатам лечения можете позже доплатить, но я никогда никого не принуждаю.

Гилрод лег на кушетку. Лечение его не интересовало, зато очень заинтересовал стеллаж. На двух центральных полках лежали какие-то бумаги, а на нижней разместилась большая деревянная маска и несколько камней.

- Интересные безделушки, - произнес оперативник.

- Угу, - целитель поднялся и начал водить над животом Гилрода ладонями. – Курточку расстегните, пожалуйста.

Гилрод расстегнул куртку, обнажив серебряные медальоны.

- Сколько у вас украшений, - улыбнулся целитель. – Серебро?

- Серебро.

- Серебро не помешает.

- Так что за безделушки?

- Это подарки клиентов, - ответил Мелехов, не отвлекаясь от пассов руками, - благодарность за лечение. Маску привезли из какой-то африканской страны, а камни – настоящие самородки.

Оперативник приложил к глазу монокль, но стеллаж остался стеллажом, зато с подоконника потянулись толстые сине-фиолетовые змейки магического следа. Гилрод посмотрел на подоконник и обомлел - фонила старая кофеварка с треснувшей крышкой.

- А кофеварка, - спросил Гилрод, убирая медальон. – Она у вас давно?

- Вам неприятны мои манипуляции? – спросил целитель, опустив руки. – Вы все время пытаетесь отвлечься.

- Ответьте на вопрос.

- Ну, если только вам от этого стает легче. Купил пару месяцев назад в ломбарде. Да видите, крышка треснула. Думаю, вернуть, но ведь не возьмут, у них там нет никакой гарантии, берешь вещь на свой страх и риск. Без документов.

Ломбард? Это могло оказаться зацепкой. Свой скальпель хирург приобрел в ломбарде, нож студенту-меценату подарил друг, который теоретически тоже мог увидеть его в ломбарде.

- Где он находится?

Мелехов назвал адрес. Гилрод поднялся с кушетки, подошел к окну и повертел кофеварку в руках.

- Мы вынуждены изъять эту вещь, - произнес он.

- Раз за ней пришли, так бы сразу и сказали, - обиделся целитель. – Мне не жалко, я человек законопослушный.

Оперативник сунул кофеварку под мышку и направился к выходу.

- Ваш гастрит я вам вылечил, - крикнул вдогонку целитель. – Не забудьте оплатить!

* * *

Чуяла моя задница, что дело близится к завершению и добром не кончится.

Белобрысый вышел из кабинета целителя со старой кофеваркой под мышкой.

- Серьезно? – скептически прищурился я.

Я практически не сомневался, что источником магии снова окажется холодное оружие, но кофеварка?!

- Это то, что мы искали? – разделила мое недоумение Ефросинья.

Гилрод кивнул, и когда мы загрузились в лифт, произнес:

- Похоже, мы напали на след. Скорее всего в Москве нет спонтанных магов, все они просто пользуются волшебными вещами. Точнее, кто-то снабжает их таковыми. И я знаю, где этот кто-то сидит. В ломбарде.

Я нахмурился.

- Мелехов взял кофеварку в ломбарде? Он, вроде, на отсутствие денег не жаловался.

- Потому и не жаловался, - белобрысый удобнее перехватил кухонный прибор. – Теперь будет.

- Погоди, но ведь у нас всего два совпадения: хирург и целитель.

- Два сто процентных попадания из трех. И третье вполне вероятное. Буряков не знает, где его друг взял тот нож. Вполне возможно, в том же самом ломбарде.

- Значит, возвращаться в «Спар» бессмысленно? Нам не дадут обыскать кассы, но проследить за кассиршами мы вполне можем.

- Во-первых, - Гилрод с нежностью посмотрел на Ефросинью, - мы все уже устали. А во-вторых, теперь приоритетной задачей становится разобраться с ломбардом, а не вылавливать по улицам неизвестно кого, чтобы отыскать неизвестно что. Москвичи не подозревают, что владеют магическими предметами, в вашем мире волшебство невозможно.

Я пожал плечами. Белобрысый говорил дельные вещи, но в глубине души я сожалел, что не удастся поохотиться еще немного. Игра в преследование начинала мне нравиться.

Мы доехали до дома без приключений и после ужина собрались в моей комнате на совет. Хотя советом это было назвать сложно. Пока белобрысый и магичка рассматривали ножи и кофеварку, я погуглил ломбард, адрес которого дал Мелехов. Заведение работало ежедневно с одиннадцати до восьми. У нас будет достаточно времени для подготовки к визиту.

- Кому понадобилось снабжать москвичей магическими артефактами? – спросил я у Гилрода.

- Я считаю, это диверсия, - отозвался белобрысый. – Масштабное распространение незаконных предметов.

- Тогда одним выстрелом мы убьем двух зайцев, - обрадовался я. – Если это действительно спланированное мероприятие, а не случайность, Весы точно встанут на нашу сторону.

- А вдруг ломбард простое совпадение? – спросила Ефросинья.

- Тогда мы рискуем остаться ни с чем, - отозвался Гилрод. – В любом случае сейчас у нас слишком мало сведений для каких-либо выводов. Разберемся на месте. Но нужно приготовиться к худшему варианту. Если это действительно организованная схема, будет драка. Сможешь зарядить мои амулеты?

Белобрысый снял с шеи горсть серебряных побрякушек и протянул Ефросинье.

- Хотя бы несколько.

- Сделаю, - отозвалась магичка и накрыла амулеты ладонью.

Пока эти двое развлекались, я отправился в кухню и взял самый большой нож, какой был у сестры, потом пошарил в ящиках, повертел в руках скалку и, прикинув, что толку от нее будет немного, убрал обратно в стол. В человеческом обличии достаточно будет и ножа, а если я не смогу им воспользоваться, всегда успею трансформироваться в собаку и поотгрызать всем головы.

* * *

Ночь прошла без происшествий. Оборотень негромко похрапывал, засунув руку под подушку, куда положил завернутый в полотенце нож, Ефросинья спала, безмятежно откинувшись на подушке, наверняка видела цветные сны, а Гилрод сидел возле окна и смотрел на ночной город.

Даже в полной темноте двор жил своей жизнью. Одно за другим гасли окна засидевшихся полуночников, фары проезжающих вдали автомобилей светили все реже, уличное освещение погасло, на небе появились звезды. По сравнению с домом или любым магическим миром их было катастрофически мало. Так мало, что пробирала дрожь.

Мысли в голове постепенно прояснялись и выстраивались в логическую цепочку. Утром все решится. Если в городе действует организованная группировка, незаконно поставляющая магические вещи в техно-мир, и у них получится ее нейтрализовать, Весы определенно передвинутся в их пользу. Но каков масштаб предприятия? Хватит ли этого для окончательного перевеса?

Они арестуют виновных и пресекут их дальнейшую деятельность, однако изымать проданные магические вещи у населения будут уже каратели. И это им со Славой уже не зачтется. А также не зачтется изъятие других волшебных артефактов, которые еще не успели обрести своих новых владельцев. Вред, который магические предметы могли бы нанести, теоретический, предположительный и несуществующий, а значит польза от предотвращения их распространения тоже теоретическая. Обоснованная, но несуществующая.

С другой стороны Гилрод опасался, что вещи могли оказаться в ломбарде случайно, и никаких массовых поставок магических артефактов нет, и им придется начать с самого начала. Так они потеряют время, которое играет на руку карателям, что идут по их следу.

Оперативник смотрел, как светлеет небо, как на востоке появляются первые солнечные лучи, просыпаются птицы и ждал, когда проснутся его люди, чтобы идти на последнее, как он надеялся, дело.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить