Илья Одинец - Эпилог

Эпилог

Гилрод стоял в кабинете Палпалыча и рассматривал пейзаж, открывавшийся из северного окна. Идеально голубое озеро в окружении высоких гор отражало небо с плывущими по нему облаками. Изредка на тихой поверхности воды проступали круги от плеснувшей хвостом рыбы. На склонах гор цвели белые и розовые деревья, порывы ветра то и дело стряхивали с них лепестки, проносили мимо окна и рассыпали по алмазно-зеленой траве.

Наставник опаздывал, точнее, это Гилрод пришел раньше назначенного, и теперь коротал время, любуясь прекрасной иллюзией.

- Тебе необыкновенно повезло, - произнес наставник из-за спины и положил ладонь на плечо подопечного. – Один неверный шаг, и твоя фигурка стояла бы в витрине Ихмы. Твоя и оборотня.

- Я не мог поступить иначе, - не оборачиваясь, ответил Гилрод. – Не собираюсь оправдываться.

- Я так и подумал, - Палпалыч похлопал Гилрода по плечу. – Кофе?

- Можно, - улыбнулся оперативник, прошел к центру комнаты и опустился на кожаный диван рядом с кофейным столиком. – Что ни говори, а московский целитель меня действительно вылечил.

В руках наставника появился поднос с большим серебряным кофейником и двумя чашками. Он опустился в соседнее кресло и наколдовал три вида бутербродов с рыбой, колбасой и сыром, хлеб с паштетом, целую гору халвы и вазочку с круглыми булочками с корицей.

- Догадываюсь, зачем ты пришел, - произнес Павел Павлович, разливая кофе. - Уверен?

- Более чем. – Гилрод отпил из чашки и откусил булочку. – На месяц.

- Медовый?

Оперативник закашлялся, поперхнувшись кофе, и возмущенно посмотрел на наставника.

- Я и об этом знаю, - улыбнулся Павел Павлович.

- Значит, знаете и координаты?

- Знаю.

Гилрод вздохнул. Оставался последний шаг. Именно последний шаг сделать в жизни сложнее всего, но на сей раз оперативник не колебался. Он снял с шеи серебряную цепочку с висевшей на ней медной монеткой и протянул наставнику.

- Возвращаю вам вашу магию, - произнес он. – Теперь у меня будет своя собственная. Живая.

Павел Павлович кивнул, щелкнул пальцами, и монетка горсткой ржавчины осыпалась прямо на стол.

- Открывайте портал.

Гилрод вытащил из внутреннего кармана кожаной куртки заявление на отпуск и положил перед наставником.

- Кофе допей, - улыбнулся Палпалыч.

Оперативник в три глотка осушил чашку и поднялся.

- Так не терпится ее увидеть? Твою, живую?

Наставник махнул рукой, и на стене между шкафом и входной дверью золотом засверкала пентаграмма перехода.

- Спасибо, - улыбнулся управленец.

- Заслужил, - кивнул в ответ Павел Павлович.

Гилрод подошел к переходу и коснулся стены.

В ту же секунду его ноги ударились о каменный пол.

Он стоял возле двери на балкон в комнате на самом верху башни придворного колдуна Ильсборга. Хазар принимал посетителя – высокую беззубую старуху, такую тощую, что казалось она разломится пополам при малейшем дуновении ветра. Подмышкой бабка держала ощипанного гуся со свернутой шеей.

Старуха, сгорбившись, сидела за круглым столом, накрытым черной скатертью с серебряными звездами, а маг, облаченный в длинный темно-синий балахон, водил руками над светящимся хрустальным шаром.

При виде оперативника бабка замахала рукой и завопила:

- Демон! Демон!

- Здравствуйте, - поздоровался Гилрод.

Хазар подскочил, но тут же сделал вид, будто ничего не происходит.

- Сбудется твоя просьба, - замогильным голосом возвестил он. – Демоны о том позаботятся. А теперь ступай!

Старуха вскочила со стула и, косясь на оперативника, юркнула в люк в полу.

- Гуся! – крикнул ей вслед Хазар. – Гуся оставь, болезная!

Как только люк захлопнулся, от кухонного уголка с настоящей газовой плитой отделилась тень – Ефросинья бросилась на шею оперативника и уткнулась носом ему в грудь.

- Наконец-то!

- Ты знала, что я приду? - улыбнулся Гилрод и обнял девушку.

- Знала. – Магичка взмахнула рукой, и вокруг них серебряными нитями заструился блестящий непрозрачный полог. – Я же твоя судьба.

- Поэтому я и не смог тебя отпустить.

Оперативник внимательно посмотрел в любящие глаза красавицы и нежно ее поцеловал.

* * *

- Прости, что напросился в гости, - произнес я, разуваясь в прихожей.

- Ерунда, - махнул рукой Олег. – Я рад, что ты пришел. Тем более, своими ногами. Будешь борщ?

- Нет. Но ты, если хочешь, ужинай, я рядом посижу.

- Стремно как-то, - смутился Дятел. – Я буду есть, а ты будешь смотреть.

- Не менее стремно, если я буду говорить, а ты будешь ждать, когда я уйду, чтобы поесть. Пошли в кухню. Ты сегодня один?

- Батя в ночную, младший брат в лагере на неделю.

Мы прошли в кухню. Олег уже налил борщ и успел ополовинить тарелку, когда я приперся к нему практически без приглашения – просто позвонил и сказал, что уже иду.

- Садись, - предложил Дятел, опустился на стул и взял ложку.

- Ты ешь, - произнес я, собираясь с духом. – Хочу тебе кое о чем рассказать.

Олег кивнул и принялся за остывающий борщ.

- До недавнего времени я не верил в сверхъестественное, - сказал я, наблюдая за реакцией друга. – Верил в дружбу, любовь, в человечность, но не верил в пришельцев, магию и целителей, как не верил в деда мороза.

Дятел хмыкнул.

- Я тоже в них не верил. До недавнего времени. – Он отложил ложку. – Что ты знаешь?

- Ничего, - я пожал плечами. – Ты в списке, но к тебе не приходили, значит, ты успел от этого избавиться.

- От чего? Кто не приходил?

- Не задавай вопросов, - прервал я друга. – В моей жизни произошло три чуда. Первое, когда я выжил при нападении тех трех парней. Второе, когда выжил, вывалившись из окна шестнадцатого этажа, а третье, когда получил возможность снова ходить. Не слишком ли много для одного человека, как думаешь?

Олег опустил глаза в тарелку и пожал плечами.

- Всякое бывает.

- А это, как думаешь, часто бывает?

Я трансформировал левую руку в собачью лапу и положил на стол.

Олег отпрянул от неожиданности, но на его лице не было страха.

- Значит, твоих рук дело? – усмехнулся я. - Верно? Рассказывай.

- Прости, - друг неожиданно всхлипнул, но тут же отвернулся и вытер нос. – Я не думал, что так получится.

Он посмотрел на меня печальными глазами.

- Все началось с моего покойного деда, помнишь его?

- Помню. Хороший мужик был, светлая ему память.

- Ага. Он очень любил вспоминать про войну и коллекционировал немецкие предметы тех лет. Ну, значки разные, ложки. У него была настоящая фрицевская каска с дыркой от пули и записная книжка какого-то немецкого командира. И целый миллион фотографий. В общем, на его день рождения я решил подарить ему какую-нибудь штуку для коллекции, пошарил на форумах, порылся в интернете, а потом как-то проходил мимо ломбарда, и заглянул.

При слове «ломбард» мне уже практически все стало ясно.

- Там была фляга со свастикой, дешевая, она даже воду держала плохо. Вот ее я и купил. А потом началась чертовщина.

Олег замолчал, посмотрел на мою лапу и выпалил:

- В ней жил джинн. Ну, или типа того. Он хотел выбраться на волю и сказал, что исполнит три моих желания.

- И что ты загадал?

- Деньги, конечно, - смутился друг. – Чтобы семья ни в чем не нуждалась.

Я невольно осмотрел кухню со среднестатистическим ремонтом в среднестатистической многоэтажке и поднял брови.

- Гилрод говорил, джинны очень вредные существа, с ними нужно обращаться очень осторожно, иначе они могут сильно навредить. Ты не получил деньги?

- Получил, - Дятел опустил глаза. – И до сих пор жалею. Как только я загадал первое желание, мне позвонил отец, сказал, что дедушка умер. А потом мы нашли у него в комнате целый пакет с пятитысячными купюрами. Он выиграл в лотерею, но никому не сказал. Наверное, забыл, у него были проблемы с памятью.

Олег поджал губы.

- Кто знает, если бы не я, может, он прожил бы еще несколько лет.

- Ты не должен себя винить, - я сжал пальцы друга человеческой рукой. – Ты не мог знать. Да и джинн не обязательно к этому причастен, может, он просто наколдовал мешок денег.

- Я тоже пытался себя утешать этим, - произнес Дятел. – Но я уверен, что это неправда. И те деньги… пользы они нам не принесли.

- А второе желание?

- Второе я загадать не смог. Боялся сделать хуже и случайно убить отца, брата или… тебя. Я ведь хотел вернуть тебе ноги. И рассказать… Но мне все равно никто не поверил бы! Ведь фляжка – просто фляжка… Я долго мучился, потом решил показать ее тебе. Прогулял институт, дождался во дворе, пока твои уйдут на работу, и пошел к подъезду. И увидел тебя на подоконнике…

Я понял, что Олегу было тяжело, и не торопил, потому что хотел, наконец, расставить все точки над «i».

- Ты упал, когда я подходил к подъезду. От тебя почти ничего не осталось. Голова, - Олег вздрогнул и провел рукой по плечу, прогоняя мурашки. – Я тогда ни о чем не думал, только о том, чтобы ты выжил.

- Ты меня спас.

- Не я, а джинн. Он превратил тебя в собаку, сказал, что так проще. И я загадал третье желание, чтобы ты стал человеком. Но он опять меня обманул.

Я вернул руке привычное состояние, подошел к другу и неловко его обнял.

- Спасибо, что спас мне жизнь! Никогда не смогу отплатить тебе, как бы ни старался. И хорошо, что вместо фляги тебе не попалась волшебная микроволновка.

Я отстранился и вернулся на стул напротив Олега.

- Что ты имел в виду, когда сказал, будто за мной должны придти? – спросил он. – Кто?

- Я обязательно тебе расскажу, - пообещал я, тряхнул головой и превратился в гигантского белого пса. – Но сначала не хочешь погулять с собакой? Хочу навестить моего соседа алкоголика-Колю. Он хороший мужик, надо оправдать его перед соседями.

Олег посмотрел на меня офигевшими глазами, а потом мы стали хохотать. Парень, который меня спас, и пес, который, как настоящий друг, всегда будет рядом.

Конец.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить